» » Владимир БУШИН. ЗАКУСЫВАТЬ НАДО...
Информация к новости
  • Просмотров: 2997
  • Автор: ZLN
  • Дата: 25-07-2012, 13:46
25-07-2012, 13:46

Владимир БУШИН. ЗАКУСЫВАТЬ НАДО...

Категория: СССР

Владимир БУШИН

ЗАКУСЫВАТЬ НАДО...
Президента Пен-клуба заносит

Андрею Битову, "одному из последних классиков советской литературы", как утверждает "АиФ", творчество которого, по данным "Литературной газеты", сегодня наряду с творчеством суперклассика Солженицына изучают в школах и университетах, лауреату многочисленных российских и "более десятка" ("АиФ") зарубежных премий, двадцать с лишним лет возглавляющему ПЕН-клуб, "живой легенде и ярчайшему представителю" — Битову исполнилось 75 лет. "Литгазета" почтила юбиляра достойными публикациями, в том числе беседой.

Беседа озаглавлена сурово и справедливо: "Мы взяли всё худшее и потеряли всё лучшее". В ходе интервью писатель уточнил: "Мы взяли всё худшее от Запада и потеряли всё лучшее, что было при Советской власти" Увы, это так. Но фотография рядом — автор не просто юбилейно-вежливо улыбается, а хохочет. Странно...

Тем более, что ведь и сам он персонально потерял много именно лучшего: дачу, построенную в Советское время, кто-то "от зависти или ненависти" спалил; прекрасную квартиру вынужден был продать, чтобы на это жить, ибо "писательство никаких денег не приносит", и где живая легенда сейчас обретается, неизвестно. Неужели стал бомжом, бродягой... Рассказывая об этом, казалось бы, плакать впору, а он хохочет. Конечно, классик без "кричащих противоречий", как сказал Ленин о Толстом, это не классик, но всё-таки хотелось бы хоть что-то уразуметь. Неужели ничего не дало четырёхтомное собрание сочинений? Впрочем, чего я спрашиваю, когда у самого вышло в этом году четыре книги, гонорар за которые составил 15 тысяч плюс натуральная оплата экземплярами. А что? Выдают же на заводе сантехники зарплату писсуарами.

Да, всё это печально, прискорбно, горько, и даже непотопляемый президент Путин не сможет ничего возразить. Мало того, ведь вдобавок ко всему самому худшему из нашего прошлого и на Западе нынешние правители сами измыслили много такого несуразного, тупоумного, оскорбительного для народа, чего никогда не было ни в царской России, ни в Советском Союзе, ни на Западе. Например, сделали государственным флагом власовский триколор, который в 1945 году на Параде Победы мы бросили к подножию Мавзолея вместе с личным штандартом Гитлера, а теперь он победно развевается над Кремлём; пустили гулять по стране доллар, потеснив родной дедовский рубль; лишив их национального облика, изуродовали все города страны рекламой и вывесками на иностранном языке; загрузили театры, газеты, телевидение грязной похабщиной, сплетнями об интимных связях, свадьбах, изменах, разводах, выпустили на экраны плоскоумных комиков и бесстыжих гомиков... Уж не говорю о том, что страх как полюбили раз за разом лепить и глав правительства и заместителей их предпочтительно из совершенно бесталанных евреев (было только одно исключение). До сих пор счёт был равный — 4:4, теперь вице-премьеры вышли вперёд: с явлением Дворковича их стало пять.

И это всё только цветочки. А с какой лёгкостью власть преступно лишает несмышлёных детей их родины и экспортирует малышей за океан, где уже 18 из них американцы замучили, забили до смерти при гробовом молчании всех наших президентов и Лукина, губошлёпа по правам человека.

А разве в отсталой царской России были лесные пожары подобного размаха — от Приморья до Рязани, от Оренбуржья до Архангельской области! Даже тунгусский метеорит не вызвал таких пожаров в 1908 году. А что он натворил бы сейчас, если грохнулся бы на Московский Кремль во время недавней инаугурации!..

Разве в Советское время страна знала столько авиационных и всяких иных катастроф! Как во всём мире, они, конечно, случались и у нас, но это всегда было нечто чрезвычайное, из ряда вон выходящее, и мы знали их наперечёт: гибель стратостата (П. Федосеенко, А. Власенко, И. Усыскин), поднявшегося на рекордную высоту в 22 километра, но 30 января 1934 года разбившегося при спуске; катастрофа в 1935 году тогда самого большого в мире самолёта "Максим Горький" (АНТ-20); при дерзкой попытке пройти за одну навигацию по Северному морскому пути от Мурманска до Владивостока затёрт во льдах пароход "Челюскин"; гибель Валерия Чкалова... гибель Гагарина... Это были "трагедии высокого ранга", трагедии титанов, дерзнувших на подвиг во имя родины. А ныне трагедии стали повседневными, обыденными, заурядными, порой даже безымянными: разбиваются самолёты, совершающие обычный рядовой внутренний рейс согласно расписанию; во время безмятежной туристической прогулки тонет корабль и гибнут 122 пассажира с детьми; горит ночная увеселительная забегаловка "Хромая лошадь" и уносит 158 молодых жизней; великую Саяно-Шушенскую ГЭС, творение титанов, пигмеи у власти ухитряются превратить в место гибели 75 её работников; психически нормальная ведьма из Красноуфимска убивает молотком 18 старух ради добычи 40 тысяч рублей, в самом начале разбоя милиция задерживает её, удивляется, умиляется похожестью задержанной с распространённым фотороботом и отпускает, хотя у неё нет никаких документов; другая ведьма из подмосковного Долгопрудного выбрасывает с 15-го этажа двух малолетних сыновей... И при всём этом — как до рокировки, так и после рокировки — кремлёвские спецы по лакировке, не умолкая, твердят о стабильности. Патриарх им подпевает. И так будет даже тогда, когда всем им поставят мат. И помощниками, доверенными лицами этих пигмеев выступают множество известных и по должности заслуживающих уважения лиц.

"Нашему государству, — продолжал Андрей Битов, — абсолютно наплевать на культуру, искусство. Как сели на трубу, так и не слезают с неё. И вешают нам всем лапшу на уши. И больше их ничего не волнует". Насчёт трубы и лапши верно. Но надо уточнить. Специалисты по лапше, будучи развратными тупоумными невеждами, всё-таки смутно догадываются о роли искусства, культуры, истории и потому назначают заправлять этим делом и поощряют здесь своих преданных провокаторов, наглецов, неучей и, разжигая антисемитизм, выискивают таких тоже главным образом среди отмороженных собратьев: Швыдкой, Радзинский, Кулистиков, Сванидзе, Млечин... О подобных мерзостях не стеснялись говорить и Маркс, и Ленин, и Сталин, и Плеханов.

Или взять дело Государственных премий. Когда давали Сталинские премии Шолохову или Шостаковичу, Твардовскому или Улановой, Сергею Прокофьеву или Дунаевскому, Эренбургу или Корину, Эйзенштейну или Сергею Герасимову, то все знали, за что дают, — вся страна читала их книги, пела и слушала их песни, смотрела их фильмы, спектакли, картины. Но вот Ельцин учредил свои премии, размером, кажется, в 200 тысяч рублей. Придя к власти, Путин вздул их до 5 миллионов. И кому же первому — ведь это принципиально! — он её вручил? Белле Ахмадулиной. Этим именем он обозначил государственную политику в области культуры. Бесспорно, в своем амплуа поэтесса была талантлива. Однако все знают Ахмадулину (тонкие знатоки искусства могут даже перечислить её известных и безвестных мужей: Евтушенко, Нагибин, Мамлин, Кулиев-младший, Мессерер), — но почти никто не знает, что она написала.

А вот недавно получил премию Владимир Спиваков. Это как раз пример заимствования худшего из Советского времени, когда часто награждали одних и тех же. Ведь смысл премии в том, чтобы или сделать имя талантливого человека известным, заслуженно прославить его, или ещё и поддержать нуждающегося человека материально. И зачем ваша премия Спивакову? Он — несусветный богач, а известен больше, чем сам награждальщик. Кроме того, следовало бы учесть, что недавно, написав похвальное предисловие к лживой книге американца Соломона Волкова о Шостаковиче, Спиваков принял участие в грязной клевете на великого композитора, ибо в книге тот представлен лжецом, лицемером, трусливым бесхарактерным рохлей. Он, мол, всю жизнь ненавидел Советскую власть и писал замаскированно антисоветские вещи, но его почему-то загнали в партию, и он страдал, стыдился, обливался слезами. Константина Федина, Леонида Соболева, возглавлявших Союзы писателей, Игоря Моисеева, руководившего всемирно знаменитым ансамблем, и многих других не могли загнать, а вот мямле Шостаковичу как скомандовали "Становись!", так он и встал, и руки по швам, — так утверждает Волков к удовольствию Спивакова. А ведь у нас даже многие высокопоставленные военные не состояли в партии. Будущий маршал Б.М. Шапошников на одном съезде партии речь держал именно от лица беспартийных военных. А тут вот... Как же можно награждать после участия в такой диверсии против русского искусства?

Читаем Битова дальше: "У нас в литературе в последнее время появилось много сомнительных фигур и голых королей". Справедливо. Но если много, то назвал бы хоть одного. Вот, например, Виктор Ерофеев, с которым вы однажды, по его словам, чуть не убили друг друга, сомнительная фигура? По-моему, ничего сомнительного, всё предельно ясно. А Улицкая — голая королева, или всё-таки в бикини? Молчит живая легенда.

И опять только общие слова: "Сейчас у нас везде рыночные отношения, и в литературе. Нужно постоянно пиариться, участвовать в каких-то сомнительных сделках, с кем-то договариваться, идти на уступки... авторы тусуются, премии организуются, места в табели о рангах распределяются... Мне это противно. В этом плане я вполне советский человек". Приятно слышать, что вполне. Действительно, советским людям всё это противно. И мне лично — тоже. Но, во-первых, что за "табель о рангах"? Где он вывешивается? Кто его оглашает? С какого амвона? И разве может этим табелем интересоваться, беспокоиться о нём настоящий писатель, тем более — "ярчайший представитель"? Один из них сказал собратьям: "Ты царь. Живи один..." Во-вторых, "Литературная газета" уверяет, что Битов "лауреат многочисленных премий". Так что, пиарился? Тусовался? Договаривался? Участвовал в сделках? Шёл на уступки? Похоже, что именно так.

Разве тут же не была явлена такая, например, уступка: "Хамство и растление у нас продолжается с 17-го года". А ведь только что уверял, что советскому человеку отвратительны разного рода сомнительные сделки, беспринципные уступки, закулисные договоры, — где тут хамство и растление? Это и есть лапша на уши, но именно за такую лапшу и дают премии даже "вполне советским" человекам. Тем паче, если тут же и такое: "Мы сейчас пожинаем плоды сталинской политики. Некультурность, раболепство, безграмотность души..." Именно об этих плодах долдонят постояльцы Кремля и их наймиты.

А тут ещё и вот что: "Сталин глушил офицеров, вернувшихся из Европы с победой". И как же он их глушил: толом или скалкой по кумполу? И кого же оглушил до полной глухоты? Почему-то опять нет ответа...

И всё твердит, классик, что в Советское время "мы были запуганы", все жили в страхе. Да ничего подобного! В страхе жили антисоветчики, и это вполне естественно. Как было не знать страха, допустим, критику Сарнову, если в его компашке антисоветчина и русофобия простирались от клеветы на Шолохова до глумления над родиной, которую они, пуская блаженные слюни, называли "сранью"?

Но писателю отвратительно не только Советское время. Вот что он говорит о далёком прошлом родины: "Наша страна — заготовка. Зачем было захватывать такое огромное количество земли? Эти пространства ведь для всего мира нужны, а не только для одной России. Это территория, заготовленная для всего человечества, где и воды, и полезные ископаемые и леса". Троцкий в своё время считал, что Россия — вязанка хвороста, которую надо бросить в костёр мировой революции. Булат Окуджава уже на нашей памяти томился, страдал:

"Меня удручают размеры страны..."

Я тогда дал ему дружеский совет: езжай в портативную Грузию, откуда отец родом, или в малогабаритную Армению, откуда мать. Почему-то не послушал…
После Троцкого и Окуджавы возникла известная мадам Олбрайт. Именно она первая объявила: "Сибирь со всеми её богатствами должна принадлежать всему миру!" И вот теперь живой классик Битов... Достойная компашка. Да! Вот ещё: "Советский Союз должен был распасться, он был громаден, но внутри-то — труха". Это уже Андрей Дементьев, возросший на трухе. И у него, оборотня, нет отбоя от премий.

"Да, есть продажные поэты.
Но чтобы так, но чтобы так..."

А вообще-то классику надо бы знать, что Россия не захватывала, например, Украину, Грузию, Калмыкию и некоторые другие земли. Они сами пришли под Московскую руку. А вот Америка оттяпала половину Мексики, не упустила французскую Флориду и в нашу Сибирь нагрянула в 1918 году не ради красивых пейзажей. Вот и спросил бы американцев: "Зачем?"

А что сказать об Англии, нахватавшей во всех концах планеты земель в пятьдесят раз больше, чем сама? Ну, правда, лет через триста за дальностью сих земель всё вроде бы рассыпалось, но уж эти-то триста лет леди и джентльмены попили кровушки. Отсюда и благоденствие их. А Испания? Франция? Бельгия? Голландия? Германия?.. У всех потом рассыпалось, поскольку, говорю, земли-то за морями-океанами, а у России всё под боком, рядом, путь пеший. Куда могла деться та же Украина, если бы не эта гниль, от которой вонь на весь мир?

Если ещё сказать о премиях и о страхе, то надо заметить, что особенно большие премии дают ныне тем, кто к новостям вроде помянутых выше ещё присовокупит, как Битов, и такое, например: "Когда начинают разговоры о том, было ли лучше при советской власти или сейчас, я точно знаю, что предпочту тому страху нынешнюю вонь и гниль". Вот ведь как! Пусть вонь! Пусть гниль! Пусть катастрофы, в которых гибнут соотечественники! Пусть пожары, в которых сгорела и собственная дача! Пусть я стал бомжом! Лишь бы не дрожать вместе с Сарновым от страха перед советской властью.

Очень ценятся в премиальных жюри также заявления такого рода: "К Шолохову я никак не отношусь. Я его и не читал никогда". Даже не читал, но почему-то уверяет, что "Толстой интереснее". Так ведь чтобы придти к такому выводу, надо сопоставить писателей, а для этого — прочитать обоих. Нет, говорит, читал только одного, но уверен за обоих.
О Толстом ещё вот что: "Никто его по-настоящему не знает и не читал". Только Битов осилил. Только он знает по-настоящему: "Истинный Толстой — это его дневники". Кто спорит, дневники — очень важная часть творческого наследия гениального писателя. Но неужели так мало стоят его романы, повести, рассказы, публицистика? Чего, спрашивается, привязались к ним во всём мире деятели кино, театра, композиторы, художники. Ведь сколько фильмов по одному только роману "Война и мир" или по "Анне Карениной". Толстой-то сам однажды в старости сказал своему секретарю В.Ф. Булгакову: "Война и мир — самый глупый мой роман". Но Горькому похвастался о нём же: "Это — как "Илиада"!" Ну, что взять с гения: что захочет, то и отмочит.

Битов признаётся: "Я давно уже не читатель...". Похоже, что очень, очень давно, может быть, даже с пионерского возраста. Только в таком незащищённом возрасте можно было поверить и, ничего больше не читая, донести до старости такую, например, где-то услышанную или прочитанную байку о русской литературе XIX века: "По рукам все рукописи ходили. И писали классики не для народа, а друг для друга. Пушкин — для Жуковского, Гоголь — для Пушкина и т.д.". Ну, во-первых, ясно же, что Битов не читал Пушкина, который прямо возглашал:

"Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой..."
"Не зарастёт народная тропа..."
"И долго буду тем любезен я народу..."

Народу, а не Василию Андреевичу.
Во-вторых, интересно, а кто, по мнению юбиляра, писал для Гоголя — не Хлестаков ли?

Ничего не читавший, живущий слухами человек предстаёт перед нами и в рассуждениях Битова о советской литературе. Уверяет, например, что существовала "ужасная официальная литература". А что это — романы, повести, поэмы, на которых стоял гриф "Одобрено ЦК КПСС"? Привёл бы хоть парочку примеров. Официальные творения — это конституция, указы, кодексы, дипломатические ноты и т.п., но это не литература, о которой идёт речь.

А ещё страшнее, говорит, была "секретарская литература". И опять — ни одного примера. Это произведения писателей, работавших секретарями Союзов писателей? Да, появлялись порой из-под пера некоторых секретарей такие, например, произведения, как роман "Грядущему веку". И я, не имея возможности напечатать статью о нём в Москве, постарался показать его убожество на страницах саратовской "Волги" № 7 за 1989 год. А что в это время делали вы, мультилауреат и беспощадный враг секретарской литературы?

Но ведь секретарями разного уровня были в Союзе писателей и Фадеев, Федин, Соболев, Леонов, Тихонов, Твардовский, Михалков, Арбузов, Смеляков, Симонов, Бондарев, Гамзатов, Сергей Антонов, Астафьев... Так неужели "Разгром" и "Молодая гвардия", "Города и годы", "Капитальный ремонт", "Русский лес", "Василий Тёркин", "Жди меня", "Горячий снег", "Журавли", "Царь-рыба" и другие произведения названных писателей — это и есть ужасная, невыносимая "секретарская литература"? Гораздо более вероятно, что вы, Битов, завершив своё литературное образование в пионерском возрасте, ничего этого просто не читали, но подхватили кем-то брошенные ярлыки — "официальная литература", "секретарская литература" — и бездумно понесли дальше. Неужели не понимаете, что писатели могут занимать одинаковые посты, а писать по-разному. Это естественно для человека, который признаётся, что у него "рабьи мозги". Кстати говоря, вы уверяете: "Критики обычно пишут не о том, что есть, а о том, что им хочется видеть". Видит Бог, я не хотел видеть "рабьи мозги", но невольно набрёл на них в вашем интервью.

Но вернёмся к Толстому и Шолохову. Вот ведь какая новость: в Советское время "Лев Толстой выходил выборочно...". Выборочно! Трудно поверить, но это так: писатель Битов и слыхом не слыхивал ни о 90-томном собрании сочинений безумно любимого писателя (1928-1958), ни о 20-томном (1960-1965), ни о 22-томном (1978-1985), ни о множестве других изданий, общий тираж которых — миллионы и миллионы экземпляров. И он ещё лепечет о культуре и бескультурье!..

"Только благодаря Шолохову вышел роман "Война и мир", который он "пробил" в издательстве". Господи, Боже мой, да в каком же это издательстве? Когда? И не сцапал ли Шолохов гонорар за это издание? А кто "пробил" в 1952 году оперу Сергея Прокофьева "Война и мир", кто в 1965-м "пробил" одноимённый фильм Сергея Бондарчука?

Вы думаете, читатель, это всё? Нет. У президента ПЕН-центра вслед за Солженицыным, уверявшим, что в Советское время Достоевский был "недоступным для чтения", есть кое-что ещё сообщить нам и об этом писателе. Слушайте: "Ведь Достоевский начал выходить только после смерти Сталина, а до этого он считался "реакционным". Вы поняли? Стали печатать только после 1953 года, а до того как реак... Да он и раньше, и после считался реакционным, каким и был на самом деле. Его отвергали, писали о нём резкие статьи, сочиняли на него злые эпиграммы такие авторитетные художники, как Тургенев, Некрасов, Михайловский, его терпеть не могли Чайковский и Бунин, очень критичен к нему был Горький, хотя отстаивал публикацию даже "Бесов". В этой большой компании оказался и Ленин. Разумеется, Достоевский не оставался в долгу у некоторых своих противников, да и других писателей не обходил своим пристрастным вниманием. Так, о Толстом говорил, что в сравнении с Пушкиным он ничего нового не сказал; Салтыкова-Щедрина именовал сатирическим старцем и т.д.

Да, реакционер, и, тем не менее, 23-томное собрание его сочинений, начатое ещё до революции, после Октября не было прервано и заброшено, а в 1918 году — война шла! — доведено до конца. В 1921 году в Москве и Петрограде достойно отметили 100-летний юбилей писателя. Вскоре на Цветном бульваре в Москве реакционеру поставили памятник работы знаменитого тогда скульптора С.Д. Меркурова и открыли музей на Божедомке, где этот памятник сейчас и стоит. Из советских изданий Достоевского упомяну только академическое в 30-ти томах, вышедшее тиражом в 55 тысяч экземпляров в 70-е-80-е годы, законченное накануне пришествия бесов демократии во главе с Вельзевулом Сергеевичем. А всего после революции, по данным на ноябрь 1981 года (160 лет со дня рождения писателя), в нашей стране вышло более 34 миллионов его реакционных книг, это 540 тысяч ежегодно. А Толстого издавали ещё больше.

Но ведь вот что тут главное-то. Не в Битове дело. Ну, возможно, начал он праздновать свой юбилей несколько раньше срока, ну, перебрал, а тут — корреспондент, он и понёс. Но корреспондент-то из писательской газеты. И вот слушает весь этот легендарный вздор и молчит. Он же именно по определению его должности обязан знать, что это вздор, чушь, бред. А он не смеет ни возразить, ни вопрос задать хотя бы о том, в каком году Шолохов "пробил" издание "Войны и мира".
Страшно жить в этой России, господа...

Из комментариев к статье:

igordmitrievich,
Вся статья - супер!
Но последняя строчка ...
Господа для того и трудятся, не покладая рук - чтобы русский народ со свету сжить.
Зачем же радовать их, "нашим страхом".

Я предлагаю последнюю строку в такой редакции:
"Тошно смотреть на вас, господа ."
И пусть "господа" думают, что у нас на уме - то ли напиться с тоски, то ли взяться за наведение порядка в родном доме.

Evgenii,
Могу подтвердить слова Владимира Сергеевича. С левой стороны от меня в шкафу стоят книги Достоевского: "Преступление и наказание" (на западе считают это произведение первым в мире детективом, идиоты), "Бесы", "Подросток", "Записки из мёртвого дома" - всё издано в СССР.

Полное собрание сочинений в 10 томах моего любимого А.С. Пушкина. Издательство "Наука" 1977 г., Четырёхтомник Лермонтова - изд. "Художественная литература", Москва, 1964 г, подаренный мне моей тетушкой на совершеннолетие, Гоголь - полное собрание сочинений, Л.Н. Толстой - собрание сочинений, Франсуа Рабле, М. Горький, Ч. Диккенс, Эдгар По, Ирвин Во, Стендаль, А.Н. Плещеев, Т. Драйзер, А.Я. Аросев, де Сент-Экзюпери, Бальзак и т.д. Всё издано в СССР. И тиражи, вот первое что схватил с полки - Распутин В.Г. "Повести", изд. "Новосибирское книжное издательство" 1988 г. тираж 200 000 экз.

Вот так и жили мы, в дикости и бескультурье, дичали аж с 17 года. Помню в начале 80-х поговаривали о введении обязательного высшего образования, чтоб совсем не одичали. Но тут началась перестройка, потом перестрелка, на поверхность всплыло то, что не тонет и мы начали быстро просвещаться. Куды уж нам до современных манагеров. Вот только инженера хорошего найти, или квалифицированного рабочего...

Valentina Battler,
Уважаемый Владимир Сергеевич!
Каждая Ваша статья – это пример гражданского мужества и профессионального совершенства. Я, честно говоря, не знаю никого, кто сопоставим с Вами в России. Ваши знания и честь – пример.
Спасибо!

«Завтра» № 29, 18.07.2012 г.
http://zavtra.ru/
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Облако тегов

Архив новостей

Январь 2018 (14)
Декабрь 2017 (15)
Ноябрь 2017 (24)
Октябрь 2017 (25)
Сентябрь 2017 (39)
Август 2017 (36)

Ссылки

^