» » ЖЕРТВА ИЛИ СОУЧАСТНИК? (Окончание)
Информация к новости
  • Просмотров: 663
  • Автор: ZLN
  • Дата: 25-08-2017, 12:35
25-08-2017, 12:35

ЖЕРТВА ИЛИ СОУЧАСТНИК? (Окончание)

Категория: В мире

ЖЕРТВА ИЛИ СОУЧАСТНИК?   (Окончание)      

Вклад панской Польши в развязывание Второй мировой войны  

 

В союзе с Гитлером   

 

Такому полуфашистскому режиму вполне соответствовал и проводившийся Варшавой внешнеполитический курс. На протяжении всего межвоенного периода его основой продолжала оставаться базовая идея возрождения Великой Польши «От моря до моря». В этих экспансионистских планах официальная Варшава после прихода Гитлера к власти начала явное сближение с Берлином.   

Так, в начале 1934 года в Европе наметилась возможность подписать многосторонний договор, статьи которого были направлены на реализацию сдерживания возможной агрессии со стороны Германии. Этот несостоявшийся договор вошёл в историю под названием «Восточный пакт». У его истоков стояли Советский Союз и Франция. Договор предполагал участие СССР, Франции, Бельгии, Чехословакии, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии или некоторых из них, но с обязательным участием Франции и Польши. Участие Польши в данном соглашении давало бы гарантию прохождения советских войск через её территорию в случае угрозы Франции со стороны какого-либо государства.      

Переговоры между СССР и Францией начались в середине 1934 года. В мае в Женеве состоялась встреча главы МИД Франции Луи Барту с народным комиссаром иностранных дел СССР М.М. Литвиновым, во время которой был обсуждён вопрос о заключении Восточноевропейского регионального пакта о взаимной помощи. Проект пакта был составлен советской стороной и предполагал создание широкой системы коллективной безопасности на основе «трёх замкнутых кругов». Первый круг — на востоке Европы, второй круг включал государства, имевшие интересы в Средиземном море, а третий круг охватывал район Тихого океана, так называемое Морское Локарно.    

Л. Барту заинтересовался первой частью советского плана и предложил сосредоточить усилия на «наиболее неотложной проблеме организации безопасности в Восточной Европе». Конкретный план Восточного пакта был разработан генеральным секретарём французского МИД А. Леже. Он включал в состав участников соглашения СССР, Германию, Францию, Бельгию, Чехословакию, Польшу, Литву, Латвию, Эстонию и Финляндию. Одновременно предполагалось заключение пакта о взаимопомощи между СССР и Францией.   

В начале июня 1934 года «план Леже» был предложен министрам иностранных дел Польши и Чехословакии, а также сообщён в Рим и Лондон. Отношение фашистской Италии оказалось негативным. Двусмысленную позицию по отношению к пакту заняла Великобритания. Большое значение для успеха Восточного пакта имело участие в нём Польши. По словам наркома иностранных дел М.М. Литвинова, отношение Польши к подобному соглашению являлось решающим. Однако Варшава равнялась на Берлин. Ещё в январе 1934 года польский посол в Берлине Ю. Липский проинформировал германского министра иностранных дел К. Нейрата о том, что Польша не пойдёт ни на какое соглашение с СССР, предварительно не согласовав это с германским правительством.    

И действительно, официальный ответ на советско-французское предложение Варшава дала лишь после того, как стала известна официальная реакция Германии. В сентябре 1934 года глава поль-ского внешнеполитического ведомства Ю. Бек направил Л. Барту меморандум, в котором указывалось, что Польша может присоединиться к пакту лишь при условии присоединения к нему Германии. На самом деле ещё в январе 1934 года был заключён польско-германский договор, который обозначил отход Варшавы от сотрудничества с Францией в пользу сближения с Германией. В сентябре 1934 года Германия отказалась от участия в Восточном пакте. К сожалению, подписать и реализовать Восточный пакт не удалось. Вина, вне всякого сомнения, лежит на Польше.     

Заслуживает внимания Декларация о дружбе и ненападении между Германией и Польшей от 26 января 1934 года. С этого времени политика польского руководства преимущественно велась в русле нацистской Германии. Польская дипломатия приняла на себя защиту интересов гитлеровской Германии в Лиге Наций, которую Германия демонстративно покинула в 1934 году. Польские представители всячески поддерживали с трибуны Лиги Наций нарушения Германией Версальского и Локарнского договоров: введение в Германии всеобщей воинской повинности, отмену военных ограничений, ввод в 1936 году гитлеровских войск на демилитаризованную территорию Рейнской области и т.д.    

Правящие круги Польши неоднократно выступали с требованием предоставления ей колониальных владений. В этом направлении её политика совпадала с германской. Вот несколько строк из письма посла Польши в Германии Ю. Липского на имя министра иностранных дел Ю. Бека: «В качестве возможной сферы будущего сотрудничества между двумя государствами германский министр иностранных дел назвал совместные действия по колониальным вопросам и вопросам эмиграции евреев из Польши, а также общую политику в отношении к России на базе «Антикоминтерновского пакта».   

Вот он, момент истины! Очевидно, что создать «Великую Польшу от моря до моря» можно было только за счёт территории СССР. Так что Варшава самым явным образом предлагала себя Берлину в качестве союзника в будущей войне с СССР. Хороша «жертва»!    

В марте 1939 года была опубликована польская программа по колониальным владениям, в которой прямо заявлялось, что «Польша, как и другие крупные европейские государства, должна иметь доступ к колониям». Как свидетельствуют опубликованные источники, не стоял в стороне от этого вопроса и польский костёл: в храмах проводились специальные торжественные службы, на которых восхвалялась захватническая политика.   

С 1935 года прогерманская направленность внешней политики Польши стала особенно активна. Новый импульс получила идея «Великой Польши от моря и до моря». Разрабатывались планы аннексии спорных пограничных территорий у соседей, безусловно, опираясь на помощь Германии.   

В марте 1938 года в Польше прошла серия антилитовских демонстраций. К литовской границе были направлены войска. 17 марта Польша предъявила Литве ультиматум: Литва в течение 24 часов должна была установить с Польшей дипломатические отношения, признать вхождение в состав Польши Виленского края [отменить статью конституции, которая провозглашала Вильно столицей Литовской республики], подписать конвенцию о соблюдении всех прав польского населения в Литве. В случае отказа Польша угрожала осуществить «марш на Каунас». Однако Литва получила поддержку со стороны СССР, который заявил, что в случае агрессии Польши против Литвы он будет вынужден денонсировать договор о ненападении с Польшей от 1932 года. В итоге Польша ограничила свои требования лишь восстановлением дипотношений и отказалась от планов войны с Литвой.      

Позорной страницей в истории внешней политики Польши является также участие в Мюнхенском сговоре 1938 года. Чехословакия в планах Германии и её союзников (в том числе и Польши) представляла собой один из плацдармов для нападения на СССР. По итогам Мюнхенской конференции с участием Англии, Франции, Италии и Германии 30 сентября 1938 года было подписано соглашение, которое предусматривало отделение от Чехословакии западных и северо-западных районов и передачу их Германии.   

СССР, как и в период аншлюса Германией Австрии, выступил с жёстким протестом против германской агрессии. 22 сентября 1938 года из-за угрозы нападения со стороны Польши правительство Чехословакии обратилось за поддержкой к СССР, и Советское правительство откликнулось на него. Уже 23 сентября 1938 года оно передало польскому правительству заявление о том, что в случае вторжения польских войск в Чехословакию СССР будет считать это актом агрессии и денонсирует Договор о ненападении с Польшей от 25 июля 1932 года. Польша была вынуждена отступить, но не отказалась от своих агрессивных планов.    

Необходимо отметить, что в условиях судетского кризиса Польша, заручившись поддержкой Германии, ещё 21 сентября 1938 года выдвинула Чехословакии ультиматум: немедленно решить проблему польского населения в Тешинской Силезии (прекратить «притеснения» заользинских поляков). Польша отказалась предоставить коридор для прохода советских войск на помощь Чехословакии. После подписания 30 сентября мюнхенского соглашения по судетскому вопросу Польша потребовала от Чехословакии передать ей всю Тешинскую область. Поляки также заявили о желании иметь с Венгрией общую границу [то есть Венгрия должна была получить Закарпатскую Украину].     

1 октября в Судеты вошла немецкая армия. 2 октября польские части с согласия Гитлера оккупировали Тешинскую Силезию. Таким образом, Польша оказалась соучастницей Германии в разделе Чехословакии. Возможность остановить Гитлера была сорвана.   

При оценке этого акта агрессии правомерно снова привести слова У. Черчилля: «...Польша с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства, отторгнув у него Тешинскую область».    

Приняв участие в разделе Чехословакии, Варшава ставила целью принять участие в разделе и СССР. Об этом свидетельствуют данные в докладе разведотдела польского генштаба за декабрь 1938 года: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент... Главная цель — ослабление и разгром России».   

Штабные разработки питали политические планы. В январе 1939 года, ведя переговоры со своим германским коллегой И. фон Риббентропом, польский министр иностранных дел Ю. Бек обратил внимание собеседника на то, что «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю».   

Свидетельством политического саботажа польского руководства накануне Второй мировой войны является непосредственное участие в срыве англо-франко-советских переговоров летом 1939 года. 17 апреля 1939 года Советское правительство направило правительствам Англии и Франции свои предложения о заключении пакта о взаимной помощи между СССР, Великобританией и Францией, построенного на принципе равных прав и обязанностей для всех его участников. Эти предложения предусматривали: заключение между тремя державами пакта о взаимопомощи сроком на 5—10 лет; оказание ими помощи, включая и военную, странам Восточной Европы, граничащим с СССР, в случае агрессии против них; установление в кратчайшие сроки размеров и форм военной помощи; отказ от заключения сепаратного мира с агрессором. Советское правительство настаивало на том, чтобы политическое соглашение было подписано одновременно с военной конвенцией. При этом условии можно было обеспечить достаточно быструю и эффективную поддержку странам, подвергшимся агрессии.    

В июне 1939 года в Москве начались англо-франко-советские переговоры. По вине английской делегации они велись очень медленно и умышленно затягивались. Со своей стороны, Советское правительство делало всё возможное для скорейшего и успешного завершения переговоров.    

Особую важность представляют англо-франко-советские военные переговоры, начавшиеся в Москве 12 августа. Состав делегаций: от СССР — нарком обороны К. Ворошилов, начальник Генштаба Б. Шапошников, нарком ВМФ Н. Кузнецов, командующий ВВС А. Локтионов, от Англии — комендант Портсмута адмирал Р. Драке, от Франции — генерал Ж. Думенк. Главный вопрос К. Ворошилов поставил на переговорах 14 августа: будет ли разрешено советским войскам пройти через Вильно и польскую Галицию для боевого соприкосновения с вермахтом? Если не осуществить этого, немцы быстро оккупируют Польшу и выйдут к границе СССР. «Мы просим о прямом ответе на эти вопросы... Без чёткого прямого ответа на них продолжать эти военные переговоры бесполезно».   

Генерал Ж. Думенк телеграфировал в Париж: «СССР желает заключения военного пакта... Он не желает подписывать простой листок бумаги...»    

Варшава, со своей стороны, расчищала Гитлеру дорогу на восток. Ещё 11 мая 1939 года по поручению польского правительства посол Польши в Москве сделал В. Молотову заявление, ставшее ответом на предложение Советского правительства: «Польша не считает возможным заключение пакта о взаимопомощи с СССР».   

18 августа, когда до нападения Гитлера оставалось менее двух недель, послы Англии и Франции в Варшаве просили министра иностранных дел Польши Ю. Бека дать ответ относительно пропуска советских войск и совместных боевых действий. Ю. Бек заявил послам, что советские войска «не имеют военной ценности» и что он больше «об этом слышать не хочет».    

Главнокомандующий польскими вооружёнными силами маршал Э. Рыдз-Смиглы в беседе с французским послом с военной прямотой сказал, что Польша неизменно считала Россию, кто бы там ни правил, своим «врагом номер один». «И если немец остаётся нашим противником, он всё же вместе с тем европеец и человек порядка, в то время как русские для поляков — сила варварская, азиатская, разрушительная и разлагающая стихия, любой контакт с которой обернётся злом, а любой компромисс — самоубийством».   

19 августа маршал Э. Рыдз-Смиглы (фактически второе лицо в государстве после президента) заявил: «Независимо от последствий, ни одного дюйма польской территории никогда не будет разрешено занять русским войскам». Министр иностранных дел Ю. Бек сообщил французскому послу в Варшаве Л. Ноэлю: «Мы не допустим, чтобы в какой-либо форме… можно было обсуждать использование части нашей территории иностранными войсками».   

Враждебная позиция Польши привела к срыву переговоров. Последняя возможность создать широкую антигитлеровскую коалицию и остановить войну была упущена. В результате Советский Союз был поставлен перед альтернативой: оказаться в изоляции перед прямой угрозой ведения войны одновременно на западе и востоке или подписать предложенный Германией договор о ненападении. Москва избрала последнее. 23 августа 1939 года был подписан германо-советский договор о ненападении сроком на 10 лет.    

1 сентября Германия напала на Польшу, началась Вторая мировая война. Так кем же оказалась в ней Польша? Если суммировать всё вышесказанное, то становится ясно, что полуфашистский режим Юзефа Пилсудского и его последователей-«пилсудчиков» сделал всё, что мог, чтобы помочь Гитлеру в развязывании Второй мировой войны. Варшава последовательно торпедировала все мирные инициативы СССР по налаживанию системы коллективной безопасности.   

Панская Польша рассчитывала в союзе с фашистской Германией захватить и поделить территорию СССР, но просчиталась. Жертвой стал польский народ, но режим Пилсудского — вовсе не жертва, а самый прямой пособник гитлеровской агрессии, непосредственный соучастник и виновник развязывания Второй мировой войны.  


№93 (30590) 25—28 августа 2017 года      

Елена СОКОЛОВА. Кандидат исторических наук, член РОО «Белая Русь», член Коммунистической партии Беларуси.    

http://gazeta-pravda.ru/issue/93-30590-25-28-avgusta-2017-goda/zhertva-ili-souchastnik/   

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Облако тегов

Архив новостей

Июль 2020 (1)
Июнь 2020 (1)
Май 2020 (3)
Апрель 2020 (2)
Март 2020 (4)
Февраль 2020 (5)

Ссылки

{sape_links}
^