» » РЕВОЛЮЦИОННОЕ НАСЛЕДИЕ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ И ЗАДАЧИ КПРФ
Информация к новости
  • Просмотров: 933
  • Автор: ZLN
  • Дата: 10-04-2015, 13:27
10-04-2015, 13:27

РЕВОЛЮЦИОННОЕ НАСЛЕДИЕ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ И ЗАДАЧИ КПРФ

Категория: Будущее, Тактика борьбы, Пролетариат

Доклад Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова

на мартовском 2015 года Пленуме ЦК КПРФ

 

 

Уважаемые товарищи!

Приближается 100 лет со дня самого выдающегося события ХХ века и всей истории человечества. Его значение хорошо отразили чеканные слова И.В. Сталина: «Октябрьская революция нанесла мировому капитализму смертельную рану, от которой он никогда не оправится… Именно поэтому капитализм никогда больше не вернёт себе того «равновесия» и той «устойчивости», которыми он обладал до Октября».  

Юбилей Великой Октябрьской социалистической революции — прекрасная возможность напомнить о её значении, поднять на щит достижения социалистического строя и, конечно же, мобилизовать силы на борьбу за торжество самых светлых идеалов трудового народа.  

Уже сейчас нам необходимо развернуть масштабную работу по подготовке к 100-летию этого эпохального события. Не менее важно сверить наш исторический опыт с задачами партии наследников Октября. Характерные черты первой победной пролетарской революции имеют огромное значение. Потому — самое время напомнить о них, не упустив из виду и те грани революции, которые открываются нам по-новому. Их знание и понимание лучше подготовит партию к классовым битвам за мир, подлинную демократию, права человека и достоинство граждан.  

 

 

Предпосылки Великой революции

 

Социалистическая революция в России свершилась не стихийно, не наугад и не вдруг. Её неизбежность обосновал В.И. Ленин на базе всего богатства теории, фундамент которой заложили К. Маркс и Ф. Энгельс. Практически победу революции подготовила ленинская партия, нержавеющим оружием которой был большевизм.

Величайшим открытием Ленина стал вывод о переходе капитализма в новую, высшую стадию — империализм. Свободная конкуренция сменялась монополиями. На базе слияния банковского и промышленного капитала формировался финансовый капитал. Вывоз капитала превысил вывоз товаров. Завершился колониальный раздел мира.

Капиталистическая конкуренция сохранялась и неизбежно вела к неравномерности развития разных стран. При империализме это породило ситуацию, когда мир превратился в единую цепь капитализма, а раздел рынков означал передел уже поделённого мира. И Ленин делает второй важнейший вывод: в условиях империализма слабое звено в капиталистической цепи неизбежно. За его счёт империалистические хищники стремятся укрепить свои позиции.

Цепь капитализма может быть прорвана в его слабом звене. Именно в нём капитал может не выдержать наступления пролетарских сил. И основатель большевизма делает третье выдающееся открытие: при империализме социалистическая революция может первоначально победить лишь в нескольких странах или даже одной стране.

Глубокий анализ убеждал Ленина, что наиболее слабым звеном в цепи империализма являлась Российская империя и что именно Россия могла стать родиной социалистической революции. Во-первых, ещё до перехода в империалистическую стадию страна уже была беременна революцией. Ещё в 1875 году Фридрих Энгельс писал: «Россия, несомненно, находится накануне революции... она одним ударом уничтожит последний, всё ещё нетронутый резерв всей европейской реакции».

Во-вторых, Первая русская революция закончилась поражением. Неразрешённые ею противоречия сохранялись и требовали своего разрешения.

И, в-третьих, в начале ХХ века центр мирового революционного процесса переместился из Германии в Россию. Это отмечал, например, Карл Каутский, тогда ещё твёрдо стоявший на позициях марксизма.

Россия представляла собой целый клубок острейших противоречий. Это — противоречие между пролетариатом и буржуазией. Между царской феодальной надстройкой и союзом буржуазии и либеральных помещиков. Между помещиками и крестьянством. Между кулаками, середняками и бедняками внутри крестьянства — самого многочисленного класса России. На это накладывались противоречия между сельской буржуазией и деревенской общиной. В стране остро стояли земельный и национальный вопросы. Существовали межрегиональные и межрелигиозные противоречия. Нарастал антагонизм между городом и деревней.

Мировая война обостряла все виды социальных противоречий, добавляя к ним новые антагонизмы. Ощущение революции становилось всеобщим. «В терновом венце революций грядёт 16-й год», — писал В. Маяковский. Схожие мотивы встречаем мы в творчестве А. Блока, других поэтов и писателей.

Но Ленин не мог опираться на поэтические предсказания. Его кредо — строгий научный анализ. «Революции не может быть без революционной ситуации», — настаивает он и даёт ей классическую характеристику. Первое: для наступления революции требуется, чтобы «низы не хотели» жить по-старому, а «верхи не могли» управлять по-старому, то есть потеряли возможность сохранить в неизменном виде своё господство. Второе: происходит «обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетённых классов». Третье: значительно повышается активность масс, которые в «мирную» эпоху дают «себя грабить спокойно», а в бурные времена созревают «к самостоятельному историческому выступлению».

Мировую войну русский народ справедливо называл «империалистической». Она до предела обострила нужду и бедствия угнетённых классов. Достаточно вспомнить, что в 1916 году царское правительство сформировало первые в истории России продовольственные отряды. Их задачей была экспроприация «излишков» хлеба у крестьян в связи с угрозой голода в крупнейших городах империи.

Страну охватили забастовки. В январе 1917 года число их участников достигло 400 тысяч. Война вынудила дать оружие в руки миллионам рабочих и крестьян, и солдатская масса всё активнее откликалась на социалистические идеи. Так, 25 октября 1916 года в Петрограде прошла многолюдная демонстрация против суда над матросами-балтийцами, которых власть преследовала за создание большевистской организации. И такие эпизоды случались всё чаще.

Ярко проявлялась неспособность «верхов» управлять по-старому. Распутинщина наглядно убеждала: царский режим прогнил до последней клетки. В высших кругах империи широко распространилась мистика — очевидный признак растерянности и невежества.

Россию захлестнул системный кризис капитализма. Страна уже стала частью мировой капиталистической цепи. Но её феодальная верхушка была не способна освоить буржуазные инструменты управления. Даже либеральная часть буржуазии прочно срослась с царизмом, стремясь лишь придать ему благообразный вид.

В Российской империи сложилась революционная ситуация. Но объективных условий для революции недостаточно. Нужны массовые действия революционного класса, достаточно сильные, чтобы сломить старое правительство, «которое никогда, даже в эпоху кризисов, не «упадёт», если его не «уронят». Ленин хорошо помнил слова Маркса и Энгельса: «Против объединённой власти имущих классов рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую всем старым партиям… эта организация рабочего класса в политическую партию необходима для того, чтобы обеспечить победу социалистической революции…»  

Для Ленина в революции пролетариат и его партия существовали в единстве. Партия при этом выполняла авангардную роль. Наличие такой авангардной партии — важнейший субъективный фактор революции.

В.И. Ленин и ленинцы сумели собрать силы революционных творцов для Великой Октябрьской победы. Главная заслуга в решении этой задачи принадлежит большевизму. Начавшись с ленинской «Искры», он организационно оформился на историческом II съезде РСДРП летом 1903 года. Уже в ходе Первой русской революции он на практике подтвердил свою идеологическую, политическую, тактическую правоту.

Слово «большевизм» в десятки языков мира вошло не в переводе, а в своём первородном звучании. Уже сам этот факт говорит об историческом масштабе явления. Большевизм — последовательно марксистское, революционное течение в международном рабочем движении. Он появился в специфических условиях российской действительности. Но «Октябрьскую революцию нельзя считать только революцией «в национальных рамках» — этими словами начинается статья И.В. Сталина к десятилетию Октября. Далее он пишет: «Она есть, прежде всего, революция интернационального, мирового порядка, ибо она означает коренной поворот во всемирной истории человечества от старого, капиталистического мира к новому, социалистическому миру… Нельзя отрицать того, что даже простой факт существования «большевистского государства» накладывает узду на чёрные силы реакции, облегчая угнетённым классам борьбу за своё освобождение. Этим, собственно, и объясняется та животная ненависть, которую питают эксплуататоры всех стран к большевикам».

Партия Ленина не «сконструировала» большевизм, одевая марксизм в национальные одежды. Она предложила его как убедительный ответ на вхождение капитализма в империалистическую стадию. Это помогло русскому революционному движению стать передовым отрядом в борьбе с монополистическим капитализмом и его ведущей силой — финансовой олигархией.

Большевизм представляет собой соединение пролетарского движения с научным социализмом. Он последовательно претворяет в жизнь учение о классовой борьбе пролетариата, о социалистической революции, о диктатуре рабочего класса, о строительстве социализма в условиях капиталистического окружения.

Характерная черта большевизма — пролетарский интернационализм. Он неизменно следует принципам международной солидарности трудящихся и умело соединяет общие закономерности борьбы за социализм с национальными, региональными, историческими особенностями.

Став альтернативой меньшевизму, большевизм не приемлет социал-соглашательства, оппортунизма и ревизионизма. Он отстаивает чистоту марксистско-ленинской теории, борется против её фальсификаций, выступает против конвергенции коммунистической и социал-демократической идеологий. Одновременно большевизм не приемлет сектантство, стремится сплотить левые силы в противостоянии диктатуре капитала.

Большевизм — это поистине выдающееся явление. Он сочетает романтику высоких мечтаний и прагматизм действий, верность принципам и гибкость в тактике, бурлящую энергию и твёрдый расчёт.

Большевистская партия — это партия социалистической революции, социалистического созидания и коммунистической перспективы. Величайшая заслуга В.И. Ленина и его соратников — создание партии нового типа. Её задача — направлять пролетарское движение в русло борьбы за социализм.

Понятия «большевистская партия» и «партия нового типа» — по сути синонимы. Партия большевиков объединила в один поток непримиримую борьбу рабочего класса против буржуазии с крестьянской борьбой за землю. Сливаясь с революционно-освободительным движением колониальных и угнетённых народов, она открыла широкие возможности для соединения социально-классовой и национально-освободительной борьбы.

Большевики-ленинцы последовательно отстаивали пролетарский характер партии. «Главная сила движения — в организованности рабочих на крупных заводах, — утверждал Ленин и настаивал: — Каждый завод должен быть нашей крепостью». Эта задача и в наши дни полностью сохраняет свою актуальность для КПРФ.

Партию нового типа отличает органичное единство твёрдой, осознанной дисциплины и широкой внутренней демократии. Оно позволило ленинцам пройти сложный путь от организации партии до организации власти после победы социалистической революции. Эта новая власть утвердилась так стремительно, твёрдо и по-деловому, что уже в 1919 году московский корреспондент газеты «Чикаго дейли ньюс» писал: «Никогда ещё в истории современной России правительство не пользовалось в действительности большим авторитетом, чем теперешняя Советская власть. Когда въезжаешь в Советскую Россию, то сразу замечаешь, что каков бы ни был большевизм, он отнюдь не тождествен с анархией. Пробыв в коммунистической республике некоторое время, приходишь в изумление, ибо положение здесь противоположно тому представлению, которое составилось у американского народа. Здесь нет беспорядка. На улицах Петрограда и Москвы находишься в большей безопасности, чем на улицах Нью-Йорка и Чикаго».

Советская власть стала качественно новым типом государственности. Опираясь на коренные традиции народов России, она соединяла в себе творчество трудящихся масс и их культуру. Вертикаль «народ — Советы — партия нового типа» оказалась эффективной системой благодаря единству интересов и целей.

26 октября (8 ноября) 1917 года II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов сформировал высший орган Советского государства. В состав Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета были избраны 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 социал-демократов-интернационалистов, 3 украинских социалиста, 1 эсер-максималист. Вскоре союзники и попутчики большевиков один за другим сошли с политической арены.

Советская власть стала особой социальной средой. В этой среде все остальные партии, кроме большевистской, попали в положение внесистемных. И сделали это вовсе не «комиссары в кожаных тужурках». «Внесистемность» по отношению к Советской власти была присуща этим партиям изначально. Почему? Да потому, что все они, включая меньшевиков и эсеров, были элементами буржуазной системы. И только большевики оказались партией нового типа не только по организационному складу, но и социально, и общественно-политически. Поэтому они и получили массовую энергичную поддержку всей трудовой России.

 

 

За нами — правда истории

 

Становится всё очевиднее, что капитализм реакционен, лишён исторической перспективы. Защищаясь, он приписывает социализму насилие, ложь, лицемерие, другие собственные пороки. Он ведёт крестовый поход против исторической памяти, запечатлевшей великие свершения советской эпохи. Порождает злобные мифы и фальсификации. Выдаёт чёрное за белое, белое — за чёрное. Для апологетов капитализма антисоветизм — средство самооправдания и самоспасения. Их агрессия против исторической памяти закономерна. Она необходима, чтобы перекроить социалистическое национальное сознание в буржуазное.

Уже в 1918 году в «Письме к американским рабочим» Ленин ярко вскрывает двойные стандарты охранителей капитала: «Обвиняют нас в разрушениях, созданных нашей революцией. И кто же обвинители? Прихвостни буржуазии, — той самой буржуазии, которая за четыре года империалистской войны, разрушив почти всю европейскую культуру, довела Европу до варварства, до одичания, до голода. Эта буржуазия теперь требует от нас, чтобы мы делали революцию не на почве всех этих разрушений, не среди обломков культуры, обломков и развалин, созданных войной, не с людьми, одичавшими от войны. О, как гуманна и справедлива эта буржуазия!  

Её слуги обвиняют нас в терроре… Английские буржуа забыли свой 1649-й, французы свой 1793-й год. Террор был справедлив и законен, когда он применялся буржуазией в её пользу против феодалов. Террор стал чудовищен и преступен, когда его дерзнули применять рабочие и беднейшие крестьяне …в интересах свержения всякого эксплуататорского меньшинства».

По логике антисоветизма, не должно было быть ни насилия, ни крови, ни разрушений, ни ошибок революции. Но кто оказывал бешеное сопротивление Советской власти? Кто первым встал на путь террора по отношению к ней? Кто поступился национальными интересами, лишь бы вернуть утраченную власть? Кто свои классовые интересы поставил выше независимости России?

В канун первой годовщины создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии Сталин написал: «На два лагеря раскололся мир решительно и бесповоротно: лагерь империализма и лагерь социализма». Да, он раскололся тотчас, как власть в России перешла в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. По этому поводу наши противники вопят о гражданской войне, развязанной большевиками. Но факты — вещь упрямая. 12 марта 1918 года «Известия ВЦИК» публикуют статью Ленина «Главная задача наших дней». Задача эта была поставлена так: «Добиться во что бы то ни стало, чтобы Русь перестала быть убогой и бессильной, чтобы она стала в полном смысле слова могучей и обильной». Так где здесь хоть слово о гражданской войне?

Большевистский вождь ставит исключительно созидательную задачу. И он мог поставить её потому, что «мы в несколько недель, свергнув буржуазию, победили её открытое сопротивление в гражданской войне. Мы прошли победным триумфальным шествием большевизма из конца в конец громадной страны».  

Так-то вот: та гражданская война, которую якобы развязали большевики, закончилась за несколько недель! Кровопролитной оказалась совсем другая война. Та, ради которой генерал от инфантерии Алексеев уехал в Новочеркасск на пятый день после победы Советской власти. Та, к которой приложили руку 14 буржуазных государств, мечтавших задушить молодую Республику Советов. Уже в ноябре 1917 года в Яссах страны Антанты собрали совещание для выработки плана войны на юге России. В декабре того же года конференция стран Антанты в Париже решила поддерживать и кредитовать контрреволюционные правительства Украины, казачьих областей, Сибири и Кавказа.

В годы интервенции и Гражданской войны буржуазия и помещики направо и налево продавали национальные интересы. Нынешние антисоветчики предпочитают об этом умалчивать. Что либералам, что носителям белогвардейского патриотизма невыгодна эта правда истории. Им и сегодня режет глаза беспощадная ленинская объективность. Такой правды никогда не было и не будет у эксплуататорского меньшинства. Его лидеры не способны говорить с народом так, как Ленин. А он говорил в грозовом 1918 году:

«Пусть кричит на весь свет продажная буржуазная пресса о каждой ошибке, которую делает наша революция. Мы не боимся наших ошибок. От того, что началась революция, люди не стали святыми. Безошибочно сделать революцию не могут трудящиеся классы, которые веками угнетались, …зажимались в тиски нищеты, невежества, одичания… Убитый капитализм гниёт, разлагается среди нас, заражая воздух миазмами, отравляя нашу жизнь, хватая новое, свежее, молодое, живое, тысячами нитей и связей старого, гнилого, мёртвого».

Ленинская правда развеивает антисоветский миф о сокрытии большевиками драм и трагедий революции. Изучение истории Великого Октября по ленинским источникам, изучение советской истории по трудам Сталина, обучение этому стремящейся к истине молодёжи — задачи, которые мы обязаны решать деятельно и настойчиво.

Буржуазные идеологи тщательно приписывают Ленину то, что характерно для буржуазных политиканов. Он якобы не считался с жертвами ради достижения цели. Работы Ленина, написанные незадолго до Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде, убеждают в полной несостоятельности этих измышлений.

Да, история великих революций указывала на опасность гражданской войны. Но Ленин делал всё, чтобы её избежать. Его знаменитые «Апрельские тезисы» обосновали возможность мирного перехода власти от Временного буржуазного правительства к Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В такой возможности он был уверен вплоть до середины 1917 года. 4 июля всё изменилось. После расстрела мирной демонстрации рабочих, солдат и матросов Ленин писал: «Лозунг: «Переход всей власти к Советам» был лозунгом ближайшего шага… Это был лозунг мирного развития революции, которое было с 27 февраля до 4 июля возможно и, конечно, наиболее желательно, и которое теперь безусловно невозможно».  

Но даже в новых условиях Ленин ищет вариант мирного перехода власти к Советам. В начале сентября 1917 года в статье «О компромиссах» он пишет, что, если есть хотя бы «один шанс из ста», чтобы избежать гражданской войны, им необходимо воспользоваться. В середине сентября в статье «Русская революция и гражданская война» Ленин утверждал: «Исключительно союз большевиков с эсерами и меньшевиками, исключительно немедленный переход всей власти к Советам сделал бы гражданскую войну в России невозможной». Но меньшевики и эсеры не пошли на отказ от альянса с буржуазией. Возможность избежать гражданской войны была утрачена.

С победой Октябрьской революции в нашей стране была установлена диктатура пролетариата в форме Советов, ставшая властью громадного большинства. Она решила выдающуюся историческую задачу сбережения народа. И это ещё один факт, который замалчивают антисоветчики всех мастей.

В 1919 году — самом тяжёлом году Гражданской войны — Ленин произнёс слова, актуальные и сегодня: «Если мы спасём трудящегося, спасём главную производительную силу человечества — рабочего — мы всё вернём, но мы погибнем, если не сумеем спасти его». Советская власть спасла рабочего, восстановила утраченное и создала могучую индустриальную державу. Это факт великой созидательной силы, который нам нужно сделать достоянием массового сознания.

Силу преображения России тонко чувствовали современники. Всё в том же 1919 году английский философ Бертран Рассел писал: «Даже в нынешних условиях в России можно почувствовать воодушевление, вызванное основными идеями коммунизма, идеями созидательной надежды, ставящими цель покончить с несправедливостью, тиранией и насилием, которые мешают духовному росту человека... Эта надежда помогла лучшим из коммунистов вынести тяжёлые годы, через которые прошла Россия, воодушевив весь мир… Потерпит ли неудачу или будет развиваться русский коммунизм, но коммунизм в целом не умрёт».

Наследие Великого Октября будет нужно нам не только тогда, когда мы преодолеем реставрацию капитализма. Оно необходимо уже сегодня — на нынешнем этапе классовой борьбы. Для КПРФ «задача момента» — это спасение трудящегося, будь то рабочий или инженер, крестьянин или учитель. Об этом мы помним, когда боремся против приватизации и банкротства предприятий, когда бьёмся за пересмотр Трудового, Земельного, Жилищного кодексов, когда противодействуем разрушению системы образования и погрому в Академии наук, когда добивались принятия закона о промышленной политике. Всё это — мирные формы политической борьбы. И они должны быть умножены!

КПРФ, несомненно, за то, чтобы осуществить революционное преобразование и возрождение страны мирными средствами. В числе таких средств — национализация олигархической собственности и восстановление советской системы государственной власти на основе общенародного референдума. Цель этих мер — коренное изменение социального и политического строя России.

Борьба с капиталом приобретает немирный характер в ответ на его же агрессивность, на его переход к массовым репрессиям и жестокому подавлению социального протеста. Тогда немирная революция заявляет о своих правах, и главной, по Ленину, становится готовность рабочего класса «претворить пассивное состояние гнёта в активное состояние возмущения и восстания». Пролетарский авангард — коммунистическая партия — должен быть готов и к такому развитию событий. Как отмечено во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН, власть обязана заботиться о нуждах народа, чтобы он не был вынужден прибегать «к восстанию против тирании и угнетения».

Способность точно соотносить особенности ситуации и формы борьбы с капиталом — важнейший урок, который дала партия большевиков в революцию 1917 года.

 

 

Советская наука созидать

 

В конце своей жизни И.В. Сталин отмечал: «Особая роль советской власти объясняется двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию; во-вторых, тем, что ввиду отсутствия в стране каких-либо готовых зачатков социалистического хозяйства она должна была создать, так сказать, на «пустом месте» новые социалистические формы хозяйствования».

К решению этих задач Советская власть приступила сразу же после победы в Гражданской войне и изгнания иностранных интервентов. Однако страна оставалась во враждебном окружении. Это диктовало необходимость сохранять командно-административные принципы взаимодействия между социалистическим базисом и его государственной надстройкой — социально-экономической и политической.

В эпоху социализма решающая роль принадлежит именно экономической политике. Как указывал В.И. Ленин: «Сама сущность перехода от капиталистического общества к социалистическому состоит в том, что политические задачи занимают подчинённое значение к задачам экономическим». Действию объективных законов в социалистическом обществе И.В. Сталин посвятил работу «Экономические проблемы социализма в СССР». В ней на основе марксистско-ленинского учения исследован выдающийся опыт первых десятилетий строительства социализма.

Важнейшим шагом для молодой Советской Республики было мартовское 1921 года решение X съезда РКП(б) о переходе к новой экономической политике. Среди членов партии было немало тех, кто называл нэп губительным для революции отступлением. Такую позицию высказывал не только Троцкий, но и такие преданные соратники Ленина, как нарком продовольствия Цюрупа. Однако победа Ленина на Х съезде, рождённая в жарких спорах, свидетельствовала: большинство коммунистов приняли определяющую ленинскую идею о подчинённом значении политических задач по отношению к задачам экономическим.

Нам, коммунистам, готовясь управлять страной, необходимо основательно изучать этот исторический опыт. Сегодня находятся любители проводить аналогию между ленинским нэпом и горбачёвской перестройкой. Они хватаются за новую экономическую политику 1920-х годов, чтобы дискредитировать определяющую роль государства в управлении экономикой, чтобы и дальше навязывать нашему обществу доказавшую несостоятельность идею «саморегулирующегося рынка». Однако «идеология свободного рынка оказалась лишь предлогом для применения новых форм эксплуатации» — это заявил не коммунистический идеолог, а лауреат Нобелевской премии в области экономики американец Джозеф Стиглиц.

Любые сопоставления горбачёвской перестройки и практики первых советских лет несостоятельны. К началу 1921 года молодая Советская Республика оказалась в отчаянном положении. Страна была разрушена двумя войнами — Первой мировой и Гражданской. С 1913 по 1921 год промышленное производство упало почти в пять раз. Вдвое снизился объём сельхозпроизводства. Жертвами военных действий, голода, эпидемий стали не менее 25 миллионов человек.

Когда принималось решение о переходе к нэпу, на Дальнем Востоке ещё хозяйничали японские интервенты и их белые пособники. Страна была охвачена неурожаем и голодом. На Кубани и на Дону, на Украине, в Поволжье и в Сибири бушевали кулацкие бунты. В дни, когда проходил Х съезд РКП(б), в Кронштадте вспыхнул антибольшевистский мятеж. Перед Советской властью стоял вопрос: кто кого? Или большевики одержат победу и продолжат строить социализм, или мировая буржуазия уничтожит молодую Республику Советов.

Спустя шесть десятилетий состояние нашей страны было принципиально иным. В середине 1980-х годов мощный экономический, научно-технический и культурный потенциал превратил СССР в одну из ведущих стран мира. Так что нэп был использован Советской властью для спасения страны и создания сильного государства. Перестройка же обернулась разрушением страны и устранением советской системы.

Основы экономической политики большевиков Ленин изложил задолго до Х съезда РКП(б). В работе «Очередные задачи Советской власти» он обосновал неизбежность переходного периода между капиталистической и социалистической экономикой, определил основные условия этого исторического перехода. Этому же посвящены и другие его работы того времени: «О продовольственном налоге», «О кооперации», «О значении золота теперь и после победы социализма».

Во всех статьях, во всех ленинских выступлениях отражались глубокое понимание ситуации и ответственность за будущее страны. На Х съезде РКП(б) он говорит: «Товарищи, вопрос о замене развёрстки налогом является прежде всего и больше всего вопросом политическим, ибо суть этого вопроса состоит в отношении рабочего класса к крестьянству». И далее подчёркивает: «Классов обмануть нельзя». Какой точностью и правдивостью наполнены эти ленинские слова! Их не сравнить с демагогией Горбачёва о «социализме с человеческим лицом».

Перестроечное реформирование запустило катастрофические для страны процессы. Архитекторы этой политики так и не сформулировали гражданам своих целей. А вот партия большевиков ставила свои цели предельно ясно. Ленин, в частности, говорил: «Мы откровенно, честно, без всякого обмана крестьянам заявляем: для того, чтобы удержать путь к социализму, мы вам, товарищи крестьяне, сделаем целый ряд уступок, но только в таких-то пределах и в такой-то мере и, конечно, сами будем судить — какая это мера и какие пределы».

Был ли в конце 1980-х хоть намёк на такую же правдивость и ответственность в выступлениях Ельцина с трибун, украшенных плакатами «Вся власть Советам»? Пройдёт всего четыре года, и в октябре 1993-го он отдаст зверский приказ расстреливать Советскую власть и тех, кто встал на её защиту. Ухватившись за президентское самовластие, этот «обновитель социализма» начнёт штамповать указы о приватизации национального богатства, спешно формируя новоявленную российскую буржуазию.

В работах по экономике переходного периода Ленин рассматривал всё народное хозяйство в комплексе. Потому, объявляя нэп, он снова обращался к плану ГОЭЛРО, выполнение которого давало возможность быстро идти вперёд.

Глава Совнаркома понимал: недостаточно позволить крестьянам производить и оставлять себе излишки сельхозпродукции. Важно создать условия для её сбыта, для зарабатывания средств и развития крестьянского хозяйства. Отсюда — пристальное внимание к торговле и потребительской кооперации. Именно потребкооперация позволяла обеспечивать крестьян промышленными товарами и закупать их продукцию. Роль государства в период нэпа не ослабевала, а усиливалась. И именно эта государственная политика делала крестьян-бедняков середняками.

Нынешняя российская власть, опутанная либеральными догмами об устранении государства из управления экономикой, не способна решать проблемы ни в промышленности, ни в науке, ни в сельском хозяйстве, ни в строительстве, ни в торговле. Внятной политики в этих сферах и сегодня нет. Экономический подъём в этих условиях просто немыслим.

Ленинские идеи о роли экономической политики были взяты на вооружение Сталиным. На XIV съезде ВКП(б) в 1925 году он произнёс: «Мы должны сделать нашу страну страной экономически самостоятельной, независимой, базирующейся на внутреннем рынке… Мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую схему капиталистического развития как её подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось… как самостоятельная экономическая единица, опирающаяся на смычку нашей индустрии с крестьянским хозяйством нашей страны». Эти мысли были понятны народу. Они сплачивали советское общество в борьбе за независимость СССР.

Поставленная Сталиным цель создать индустриальную базу была достигнута. В 1922—1929 годах, к началу первой пятилетки, было построено более 2000 крупных промышленных предприятий. Страна достигла успехов, которые признавали даже оппоненты. В январе 1932 года французская газета «Тан» писала: «СССР выиграл первый тур, индустриализуясь без помощи иностранного капитала». Французам вторила британская «Файнэншл таймс», отмечавшая: «Успехи, достигнутые в машиностроительной промышленности, не подлежат никаким сомнениям… СССР в настоящее время производит всё оборудование, необходимое для своей металлургической и электрической промышленности. Он сумел создать свою собственную автомобильную промышленность. Он создал производство орудий и инструментов, которое охватывает всю гамму от самых маленьких инструментов большой точности и вплоть до наиболее тяжёлых прессов».

У современных российских антикоммунистов есть все основания ненавидеть Советскую власть. На фоне героических прорывов ленинского и сталинского созидания бледно выглядят те, кто опустил Россию в долговую яму, набрал долларовых кредитов в иностранных банках, вывез средства в офшоры, обескровил российскую экономику, унизил и обобрал граждан. Большевики выводили страну на передовые рубежи. Политика либеральных властей гарантирует её ограбление. В своей книге «Люди, обокравшие мир», американец Николас Шексон пишет: «Граждане России и многих других стран бессильно наблюдают, как национальные элиты грабят богатства их стран и вступают в сговор с западными финансистами и бизнесменами, стремясь спрятать награбленное в офшорах и избегать уплаты налогов».

За две первые сталинские пятилетки был создан чрезвычайно мощный потенциал. В 1937 году 80% промышленной продукции СССР производилось на предприятиях, построенных за период 1929—1937 годов. За этот же период в стране удвоилась производительность труда. Особое внимание уделялось науке и образованию. Активно строились объекты культурного назначения: театры, кинотеатры, библиотеки, детские клубы. Они вырастали и в сельской местности, и в промышленных зонах.

Американский писатель Теодор Драйзер в 1937 году писал: «Я особенно благодарен советской революции за то, что она впервые остро поставила в мировом масштабе вопрос об имущих и неимущих. Советский Союз в 1917 году начал великий поход в защиту неимущих. В этом — мировое значение и торжество марксизма. Использовать труд, сельское хозяйство, промышленность, естественные богатства, технику, человеческие знания, власть человека над природой, использовать всё это на благо всех трудящихся для того, чтобы обеспечить всем зажиточную и культурную жизнь, — вот урок, который советская революция преподаёт остальному человечеству...»

Выстояв в страшной схватке с фашизмом, Советский Союз смог быстро восстановить разрушенную экономику, города и сёла. К 1952 году показатели строительства нового жилья выросли по сравнению с 1925 годом в 8 раз. Новых высот достигли наука и образование. Всё это неопровержимо доказывало преимущества социализма как общественного строя и экономической системы. Это преимущество по сей день мобилизует адептов капитализма на борьбу с советской историей. Они настойчиво искажают правду о войне и победе народа, отстоявшего завоевания социализма, спасшего мир от фашизма.

Смерть Сталина оказалась невосполнимой для страны утратой. С его уходом СССР потерял верного соратника Ленина, который в совершенстве владел марксизмом и последовательно укреплял социалистический характер отечественной экономики. Началось отступление от важнейшей ленинской установки: решать экономические задачи, используя объективные законы развития общества. Нормой становились командно-политические решения в экономической сфере.

В 1957 году вместо отраслевых министерств были созданы совнархозы. Оказался нарушен закон планомерного пропорционального развития, соблюдению которого Сталин отводил решающую роль. Через три года отраслевые министерства пришлось восстанавливать, но качество планирования и стройные межотраслевые связи были существенно ослаблены.

В 1958 году под руководством Н.С. Хрущёва принято решение передать машинно-тракторные станции колхозам. Эффективность использования сельхозтехники была резко снижена. Если с 1954 по 1958 год объём производства сельхозпродукции в стране вырос на 46%, то в 1958—1963 годах роста не наблюдалось, а урожайность падала.

При всех недостатках ЦК КПСС и Совет Министров СССР уделяли большое внимание совершенствованию методов управления экономикой. Доказательством тому стало детальное обсуждение в широких партийных кругах реформы управления народным хозяйством 1965—1970 годов. В историю она вошла как косыгинская. В ходе проведения этой реформы основная категория рыночного хозяйства — прибыль — стала рассматриваться как главный показатель эффективности работы предприятий. Это вступало в противоречие с объективными законами социалистической системы, от чего предостерегал Сталин. Абсолютизация фактора прибыльности вступила в противоречие с планомерностью развития экономики.

Да, 1965—1970 годы ознаменовались высокими темпами роста валового общественного продукта: в среднем на 7,4% в год. Среднегодовой рост национального дохода составлял 7,7%. Сказалось внедрение систем экономического стимулирования и материального поощрения. Предприятиям и отраслям разрешалось производить отчисления в фонды материального поощрения, в фонды развития производства. Право формировать их вполне соответствует ленинским принципам хозрасчёта. Однако характер использования этих фондов не соответствовал их назначению. Стремление к прибыли не стимулировало предприятия нести расходы на развитие, внедрение и освоение новой техники. Началось снижение динамики научно-технического прогресса. Нарастал качественный разрыв между наукой и производством. Эта проблема так и не была решена.

Не лучшим образом были использованы финансовые поступления от экспорта нефти и газа. До середины 1980-х годов они стимулировали импорт товаров. На темпах научно-технического прогресса это сказалось негативно. На советском рынке товаров народного потребления присутствовало всё больше произведённого в странах Запада. «Прорабам перестройки» это помогло убеждать обывателей в преимуществах капиталистической экономики, в том, что «свободный рынок» — это благая цель, ради которой стоит пережить издержки шоковой терапии и ускоренной приватизации.

Создавать мощную социалистическую экономику было чрезвычайно сложно. Это делали люди колоссального интеллекта и высокой духовности — Ленин, Сталин и их соратники. В этом великом процессе созидания участвовал весь народ. Рушили экономику СССР невежественные люди, не владевшие марксистско-ленинской теорией, отвергшие гигантский опыт советской эпохи. Они были не способны освоить сложную систему управления, использовать для этого научные методы, вывести страну на новый уровень развития социализма. В конечном счёте, производственные отношения вступили в противоречие с мощными производительными силами.

Бывший руководитель Федеральной резервной системы США Алан Гринспен откровенно торжествует: «Экономическая значимость развала Советского Союза грандиозна… более миллиарда низкооплачиваемых, зачастую хорошо обученных работников потянулись на мировой конкурентный рынок… Такая миграция рабочей силы на рынке снизила мировой уровень заработной платы, инфляцию, инфляционные ожидания и процентные ставки и тем самым способствовала экономическому росту в глобальном масштабе».

Эту «пользу» от разрушения великой социалистической державы извлекают те, кто сосредоточил в своих руках рычаги управления глобальной капиталистической экономикой. Граждане же СССР понесли колоссальные потери. И сохранение олигархического, компрадорского капитализма грозит тем, что России ещё только предстоит пережить самые тяжёлые последствия уничтожения социалистической экономики.  

Всем поколениям коммунистов важно хорошо усвоить: строительство социализма — это и научно обоснованный, и научно управляемый процесс. У социализма есть уникальная особенность — при условии знания законов общественного развития его созидатели могут существенно ускорять социально-экономический прогресс.

 

 

Причины временных поражений

 

Уважаемые товарищи, сегодня мы поставлены в особые обстоятельства. Объединённые усилия империалистического Запада и внутренней контрреволюции сделали своё дело. При прямом соучастии группы Горбачёва были обеспечены победа буржуазной контрреволюции и реставрация капитализма на просторах советской Отчизны и у наших побратимов по социалистическому строительству. Мы должны честно объяснить, почему не уберегли результаты завоеваний советских людей. Почему не защитили мечты всех поколений, созидавших великую державу и многократно встававших на борьбу за свержение власти супостатов-эксплуататоров. Почему в 1980-е годы не сохранили честь и целостность Коммунистической партии Советского Союза.

Свою деятельность на посту генерального секретаря ЦК КПСС Горбачёв начал не с пресловутой перестройки, а с разумного лозунга ускорения развития страны. Призыв соединить достижения научно-технического прогресса с преимуществами социализма был реализацией наработок ещё брежневского времени. Однако ускорение по-горбачёвски пошло преступным путём.

В конце 1986 года появилось решение о создании новых, фактически буржуазных, кооперативов. Более того, для получения частной прибыли им позволялось использовать общенародные средства производства. Это был первый шаг к расслоению общества. На этой базе стал формироваться союз из «теневиков», диссидентствующей интеллигенции и «прорабов» новых кооперативов. Вскоре к ним примкнули руководители первых коммерческих банков и предпринимательских структур, созданных под вывесками комсомола.

Позорным шагом с дальним прицелом стали юридический отказ от общенародной собственности, объявление её государственной. Для приватизации общенародной собственности потребовалось бы согласие её хозяина — народа. А референдум по этому вопросу в замыслы «перестройщиков» не входил. После «преобразования» собственности для её распродажи в частные руки стало достаточно постановлений правительства.

Команда перевёртышей шаг за шагом узаконивала переход к капиталистическому жизнеустройству. 6 марта 1990 года был принят закон «О собственности в СССР», 2 апреля 1991 года — закон «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР», 1 июля 1991 года — закон «Об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий». Появилась возможность переводить в частную собственность госпредприятия.

Горбачёв и его окружение практически ничего не делали для поддержания жизненного уровня граждан. Наоборот, чтобы вызвать недовольство населения, они способствовали созданию дефицита самого необходимого.

Для политической деформации социализма поворотным стал январский пленум ЦК КПСС 1987 года. Генсек ЦК партии открыл на нём сезон охоты на партийные кадры. Вскоре зазвучали троцкистские лозунги открыть «огонь по штабам». Вопреки Уставу партии более 100 членов и кандидатов в члены ЦК были выведены из его состава. В их числе — недавние члены Политбюро, видные деятели Советской страны. Затем были сменены 97% секретарей и заведующих отделами ЦК компартий союзных республик, обкомов и крайкомов КПСС, почти все руководители центральных и республиканских газет и журналов.

Руководство партии открыто продемонстрировало отказ от исконной социальной базы. Если на XXVII съезде КПСС рабочие составляли 34% делегатов, а крестьяне-колхозники — 17,4%, то среди делегатов XXVIII партсъезда рабочих было только 11,6%, а колхозников — 5,4%.

Отказ от опоры на рабочий класс был вполне понятен. Именно рабочие отторгали курс на так называемый рынок, под которым перевёртыши лукаво скрывали возвращение в капитализм. Почти 90% рабочих, выступавших на съезде с трибуны или от микрофонов, критиковали Горбачёва, требовали признать работу ЦК неудовлетворительной. Электромонтёр из Иркутска Геннадий Першин объяснил эту позицию так: «Решения XXVII съезда КПСС в большинстве своём остались невыполненными. Исходя из этого, считаю, что неудовлетворительная оценка будет реально отражать деятельность ЦК и Политбюро за отчётный период».

С целью облегчения реставрации капитализма создавались условия для бегства партии от рабочего класса. Оппортунисты-горбачёвцы вбросили в общественное сознание даже идеи запрета деятельности парторганизаций на предприятиях и в учреждениях. В 1990 году уже вовсю обсуждалась возможность перехода к территориальному строению КПСС.

Принципы партийного строительства нарушались всё чаще и всё очевиднее. Фактически Горбачёв стал неподотчётен Центральному Комитету. Чтобы обезопасить себя от возможного освобождения от обязанностей генерального секретаря, он впервые в истории партии добился своего избрания на этот пост непосредственно на съезде.

Позиция КПРФ известна: реставрация капитализма в Советском Союзе не была неизбежной. Но в результате забвения законов общественного развития сложилась совокупность объективных условий, которые облегчали реализацию контрреволюционных планов мирового капитала и доморощенных предателей.

Во-первых, советским руководством переоценивался уровень развития СССР. В действительности общество не достигло этапа «зрелого социализма». А в переходный период от капитализма к социализму экономические противоречия могут приводить к кризисам. В 1986 году в докладе председателя Совета Министров СССР Н.И. Рыжкова на XXVII съезде КПСС говорилось о неблагоприятных тенденциях 1981—1985 годов. Ухудшались качественные показатели хозяйствования. Снизились темпы прироста промышленной продукции. Фактически приостановилось повышение реальных доходов населения. Полностью выйти на задания одиннадцатого пятилетнего плана не удалось. Многие отрасли не сумели взять намеченные рубежи. Остались невыполненными задания по повышению реальных доходов и увеличению розничного товарооборота. Осложнилось состояние финансов и денежного обращения.

На втором этапе перестройки, в 1987—1990 годах, отдельные кризисные проявления стали перерастать в полномасштабный кризис из-за контрреволюционных действий группы Горбачёва. 1990 год был самым трудным для советской экономики.

Во-вторых, всякая революция успешно развивается лишь тогда, когда она ставит задачи, которые в состоянии решить. Иными словами, те задачи, для которых вызрели объективные условия. И забегание вперёд чревато здесь самыми негативными последствиями. Так, поставленная XXII съездом КПСС задача «развёрнутого строительства коммунизма» не соответствовала реалиям дня. Более того, она ставилась абсолютно безграмотно: создание материально-технической базы коммунизма отождествлялось с выходом на экономические показатели, достигнутые США. Выходило, будто в рамках американского капитализма уже имеется база… коммунизма. Примером «забегания вперёд» в 1970-е годы стала концепция ликвидации неперспективных деревень, нанёсшая немалый ущерб сельскому хозяйству, особенно в Нечернозёмной зоне России.

В-третьих, весь период существования СССР сохранялась угроза агрессии сил империализма. Более четырёх десятилетий длилась изнурительная «холодная война». З. Бжезинский особо подчёркивает, что гонка вооружений разоряла Советское государство. Несмотря на это, Советский Союз достиг военного паритета с США и мог использовать достижения научно-технической революции для роста производства качественных товаров

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Облако тегов

Архив новостей

Апрель 2019 (9)
Март 2019 (14)
Февраль 2019 (12)
Январь 2019 (28)
Декабрь 2018 (6)
Ноябрь 2018 (10)

Ссылки

{sape_links}
^