» » Искусство опустошения (1-6)
Информация к новости
  • Просмотров: 143
  • Автор: alla
  • Дата: 6-01-2019, 22:14
6-01-2019, 22:14

Искусство опустошения (1-6)

Категория: СССР

Искусство опустошения
 
                                                                    Примечай будни, а праздники сами придут.
                                                                                                                                                                       Русская пословица.

1. Факт

       Их по телевизору не покажут, но в интернете ещё можно найти кадры, где добропорядочные граждане украдкой суют пачку бюллетеней в урны. Даже если вы не видели своими глазами, то наверняка слышали о фальсификациях. Какая-нибудь учительница сегодня перепишет протокол на избирательном участке, а завтра в школе толкует детям о чести. Кто-то сегодня подкладывает  нам «царя» на выборах, чтобы завтра удивиться итогам собственного подлога… Пока они рады плодам своего «труда», как вор, удачно присвоивший чужое. Они довольны собой, как хулиган, разбивший лампочку в подъезде или грохнувший бутылку на улице. Это советские граждане рассуждали высоко и жили так же - избавившимся от социализмадостаточно рассуждений.
       Их предки, воюя за высоту, умели отказаться от жизни. Ради страны. Потомки оказались сильнее: они нашли в себе силу отказаться от страны - ради красот заграницы. Они тоже воевали. Но иначе, позже и «по другую сторону баррикад». На стороне противника Советов они боролись за свою высоту иного порядка. Как враг истинный, уничтожали наши фабрики, заводы, воспитание, образование, культуру, заодно - сограждан миллионов так десять. Русских. Чего не сделаешь ради великой цели? Они заменили в погоне за роскошью дефицит материи дефицитом духа, дефицит вещей – дефицитом человечности и чистоты. Джинса стала цениться больше, чем ум, пять звёздочек и сервелат больше, чем честь, загранпаспорт больше, чем совесть. А поскольку «умом, честью и совестью эпохи», по Ленину, была коммунистическая партия, её ряды поредели.
           Когда-то предки говорили: не вернусь из боя – считайте, погиб коммунистом…  Для некоторых из их потомков подвигом стало сжечь партбилет.
           На первый взгляд такая перемена ценностей явно падение. Принято считать, что верность Родине, идеалам выше верности «шмоткам», тем более заграничным, и «бабкам», тем более иностранным. Но это только на первый взгляд. Надо помнить, что есть ещё взгляд второй. Стоит перевернуть картинку, поставить всё с ног на голову, перестать называть вещи своими именами, и низость предстанет высотой, а падение – восхождением.
       Назовите распущенность свободой, и целомудрие потеряет цену. То, что считалось хорошим, покажется дурным, и наоборот; став на четвереньки, люди будут думать, что воспарили.  Что и произошло со страною Советов. В ней воцарился взгляд на жизнь «интердевочки».  Прекрасный советский человек посмотрел на себя взглядом сучки, продавшей стыд за валюту, и понял, что с ним что-то не так. Оказывается, он всего лишь совок. Вот стыдоба! Как мог он так жить? Господи, прости! – кается советский человек и встаёт на колени,  принимается себя сечь, в перемежках между молитвами целуя сапог, тут же поставленный на его согнутую спину: стыдно… как стыдно он жил! Ну, просто зверь зверем. Варвар. Век свободы не видал в своём раю колхозном. Позор-позорище. Но теперь он завязал. Он от скверны советской освободился: устыдившись своего быта, образа жизни, благородства целей и преимуществ, осуждаемых его врагом, он стал чище. Поменяв понятие стыдного. Это была долгая целенаправленная работа. Увенчавшаяся успехом. Подрывная работа.
        Итак, стыд стал другим. Ложный стыд, как сказал Джон Рёскин, - излюбленное оружие дьявола. Аккуратное зло не лишает человека веры в свою чистоту – оно лишает его чистоты. Такое неприметное зло нелегко обезвредить. Ведь его требуется сперва обнаружить. А как его обнаружить, если тревоги по поводу пропажи нет потому, что и пропажи-то вроде как нет?.. Вот, всё на месте: и стыд, и вера…
       Зло не объявит прямо: «Я  прихожу поработить вас!» - знает, что будет отвергнуто. Оно не стало сообщать народу в начале перестройки: «Я построю в социалистической  стране капитализм». По своей природе и привычке оно солгало:
      - Я – добро, которое пришло к вам поломать созданную вашими отцами и лелеемую вашими матерями империю зла!.. Усовершенствуем социализм!
      И пока советский народ ломал свою жизнь, а потом плакал над обломками, зло скакало на могилах сложивших головы, высмеивая подвиг погибших за Родину и скорбь её потерявших.
 
2. Физиология
 
      Когда-то наш враг гениально решил, что перемену ценностей надо совершать осторожно. Ласковым надо быть. Нет смысла убеждать советского человека в том, что изверг – герой. Но можно постепенно привести человека к отказу от его советских взглядов, и тогда как в кино: «Лёгким движением руки брюки превращаются в элегантные шорты!» - недруг народа станет  героем, а настоящий герой прослывёт мерзавцем. Ведь очевидно, что грубый натиск встретит отпор. Это ясно ещё со времён Наполеона, с вторжения Гитлера. Последователи захватчиков поняли: чтобы избежать сопротивления, надо действовать нежно. Примерно так (из интервью):
      «Журналист:  …Все эти фонды Сороса, еще кого-то, пытались впрыснуть в нас понимание этого вопроса по-западному, но у них, по большому счету, ничего не получилось.
      Собеседник: Это был хороший эксперимент, мы на этом эксперименте поняли, что прямая трансляция западных моделей в России не работает.»

       «Впрыснуть понимание…» В этот раз в русских (до 93-его) не стреляли, их не бомбили: в них впрыснули западное понимание действительности, то есть западные, антисоветские взгляды, как инъекцию. До чего точно выразился журналист! И хотя интервьюер с собеседником уверяют читателя, что по большому счёту у впрыскивателей ничего не получилось, это, конечно, не так. Скажем, ЕГЭ - та самая западная модель, прямая трансляция которой продолжается убивать способность к самостоятельному размышлению, к поиску, любознательности и пытливости ума в очередном поколении. Ещё одна действующая западная модель - в армии: «бригадный подряд». Можно догадываться, что эта навязанная России модель вкупе с остальными привнесёнными Сердюковым переменами вряд ли окажется в состоянии защитить Россию в случае прямого в неё военного вторжения, потребуется срочная перестройка. А отток капитала из России – разве не внедрённая в неё Западом модель? Предприятия России, зарегистрированные в оффшорах, изымают из нашей страны те деньги, которые могли бы при умелом их применении, то есть при вложении средств в реальное производство, в реальность, а не в спекуляции, придать стране сил. И это называется «по большому счету у них ничего не получилось»?
       Запад хитрым путём качает из России силу. Настолько хитрым, что значительная часть россиян даже не догадывается о том, что страна что-то теряет. А догадываясь, не улавливает причину потерь.
       Собственно, вся внутренняя политика путинской власти и есть та самая желательная Западу, выгодная ему, удобная Западу модель, для которой когда-то нужен был Сорос или нечто ему подобное. Народ России не замечает всей опасности и пагубности такой политики оттого лишь, что ему удаётся отдохнуть от её итогов в торговых центрах или за рубежом, среди желанных заграничных красот. Ничего не поделаешь, результаты впрыскиваний дают о себе знать. В том числе, последствия инъекций благодушия. Мол, они хотели нас покорить, но ихэксперимент не сработал, победили в итоге мы,  можно расслабиться и получать удовольствие. А если становится неприятно - ну, потерпите немного, ведь мы же в окружении врагов. Иначе нельзя, ведь иначе-то будет хуже.
         Ах, да, я же не сказала, кто был собеседником журналиста. Хорошим экспериментом чудовищную атаку на умы, стоившую России многих потерь, назвал не какой-то там злостный американец-либерал, а русский (?) человек, пресс-секретарь президента России. Это было в мае 2016 года. Заголовок интервью «Дмитрий Песков: мы хотим восстановить Россию времен Николая II, это наш идеал».   
       Складывается ощущение, что если не сам Сорос, то силы, стоящие за ним, согласились с интервьюером (в скобках - недосказанное):« {У нас немного не получилось, тем не менее} это был хороший эксперимент, благодаря которому мы поняли, что прямая передача западных моделей {моделей выгодных нам, наших идей} не работает {следовательно, надо действовать не столь прямо, скрытнее}». Мне возразят, что смысл цитаты был в другом: «Над Россией её врагом был проведён опыт, который хорошо показал русскому народу, насколько губительны для России западные модели и западное понимание действительности». Но, согласитесь, этот смысл, хотя и понятен нам, но в данном случае притянут за уши. Как говорится, слово не воробей, вылетит - не поймаешь. Всякий, внимательно осмысливающий политику президента и придающий словам именно то значение, которое они имеют, заметит, что власть действует яко тать набегами в том или ином направлении, отступая тогда, когда встречает сильный отпор. Как только разрушение на том или ином направлении становится настолько очевидным, что его замечают даже истовые поклонники Путина, она как бы уступает, останавливает перемену… Так было с реформой армии. Так было с реформой медицинского обслуживания в сельских местностях, когда обслуживание попросту уничтожалось, вызывая гибель сёл и деревень. В реформе образования, впрочем, президент рискует упорствовать. И неспроста: образование – та область, в которой проще всего незаметно осуществлять «впрыскивание» инородных моделей, чтобы они со школьной скамьи и студенческих лет становились народу «родными». Для того и гасящая способность к анализу тестовая система ЕГЭ: детей натаскивают как овчарок на нужные ответы, чтобы потом они не в состоянии были проанализировать ситуацию и сделать из неё выводы, неудобные власти.    
        Кому-то покажется, что я преувеличиваю, домысливая ничем не примечательные вещи. Казалось бы, что особенного сказал Песков. Ну, косноязычно выразился, со всеми бывает. У кого из нас хоть раз не заплетался язык? Однако давайте осмыслим логику выраженного. Есть вещи, обронить которые язык, как бы не был коряв, просто не повернулся бы – при определённых взглядах. Скажем, советский человек никогда не назвал «психическую атаку» немцев времён Великой Отечественной войны «хорошим экспериментом». Действия Сороса та же атака, хотя подверглись ей не города и веси, а мышление нации, её видение себя, её восприятие мира. По замыслу оба эти вторжения – фашистов и либералов с Запада сопоставимы: целью тех и других был захват страны, овладение ресурсами России, в том числе, трудовыми, в том числе, овладение умами. Разница лишь в подходе. Одни насиловали и вывозили, другие внедряли полюбовно, создавая отток капиталов, богатств, утечку мозгов и секретов. Нежность воздействия можно себе уяснить из того, что даже теперь ни отток богатств, ни утечка мозгов не вызывают в России особой тревоги. Тревожатся избранные, остальные довольны. При гитлеровской власти страну грабили с помощью полицаев, теперь же в «полицаях» ходят полстраны, помогая другим грабителям обирать русский народ. Насколько он остался русским, сказать затруднительно, ведь теперь то, что раньше у него отбирали силой, он с радостью отдаёт сам.
       Давайте вернёмся к заголовку интервью: «Мы хотим восстановить Россию времен Николая II, это наш идеал». Что же такое этот идеал поподробнее? Их идеал - жесточайшее расслоение, роскошь и нищета, и хозяева российских предприятий более чем в полсотни случаев из ста – западные граждане. О-ля-ля! Так, оказывается, Россия времён Николая Кровавого уже практически восстановлена. Правда, ещё не хватает жёсткой цензуры - «реакции» и той крови, которая подарила Николаю второму его замечательное прозвище. По всей видимости, названное недостающее и есть то малое, что ещё пока требует восстановления.
        Непонятно только, почему эти господа, мечтающие о николаевском  времени, гордятся военными достижениями России: ведь николаевская эпоха не очень-то славилась успехами военными. Она вообще не очень-то славилась и в своё, и в советское время. Это сейчас её сделали «идеалом», а царя Николая II – «cвятым».   
         И всё-таки главное в заголовке то, что «Гюльчатай» наконец-то открыла личико. Теперь мы знаем идеалы «национального лидера» России. Это бесславное самодержавие. Недаром всё назойливей и приторней телеведущие рисуют зрителю образ не только Путина-героя, Путина-благодетеля нации, но вырисовывают уже и черты Путина-батюшки-царя. Должно быть, ему тоже было бы приятно бросать в толпу пирожные с балкона, а его народу - ползать по асфальту, собирая оброненный царственной ручкой кусок… Идиллия идиллий! И как это "по-русски", не правда ли – сильная рука, милостиво роняющая кусок, и валяние в грязи ради возможности прикоснуться к «святыне»!  
      Какова была дорога, проложенная к этому идеалу. Это дело не последних восемнадцати и даже не тридцати лет. Господин Путин – товарищем он быть не пожелал - всего лишь продолжает начатое задолго до его рождения дело. Его герой Солженицын тоже лишь продолжатель антисоветского дела, зачатого одновременно с рождением Советов. Но каким образом в победившей когда-то врага Советской России восторжествовала антисоветская власть?.. Ведь она не могла установиться силой. И ведь что-то ей эту силу дало. Что? Правильно, товарищи: хитрость. Для начала она тайно просочилась на высокие посты. Получила доступ к рычагам управления и трибуне. Затем…
      Ещё задолго до того, как я наткнулась в интернете на интервью со словами о «впрыскиваниях» Сороса, у меня было своё сравнение, довольно близкое сказанному. О том, как происходила смена строя в СССР. Дело вот в чём. Существует определённая слабость человеческой натуры, на которой играют шулера. Это физиология: вряд ли человек, попавший в помещение, полное паров бензина, сможет долго пребывать в нормальном своём состоянии. Против природы не попрёшь. В умственном плане примерно то же, есть свой вид беззащитности. Сперва из источников, которым советские люди привыкли доверять, тихонько полился бензин. Информационный. Тоненькой струйкой, потом – потоком: печать, телевидение, кино, театр наполнили страну парами, извращающими дух. Тот, кто имел «противогаз» – свою потрясающую идейность, сумел его сохранить, свой дух советский и русский. Другие «отключились». Отравленные, они рванули в то, от чего когда-то бежали без оглядки, - в барство и рабство. Для того и нужен был дурман. Для того и нужны «инъекции»: затуманьте богатырю рассудок - и он, подарив врагу меч, сам запряжётся в телегу, с радостью оскотинится и с благодарностью примет корм и плеть. Он примет даже плеть без корма.
       Так что реверансы президента Советскому Союзу лишь камуфляж. Невозможно одновременно, будучи в здравом уме и не желая революции, положительно оценивать советское время и алкать времени дореволюционного: это две взаимно уничтожающие друг друга эпохи, два не способных к сосуществованию мировоззрения. Они взаимоисключают друг друга. Две эпохи не конкурируют только в одном случае: если положительным в николаевском времени считать то, что именно это время завершилось великой революцией. Но президент не отменил бы праздник Великой Октябрьской социалистической революции, если бы её рождение он считал положительным моментом в истории нашей страны.            

      3. Философия
 
      Пока верная оценка событий не вернулась к человеку, душа в нём как будто бы есть. Она есть, но при этом её всё равно что нет. Как объяснить? По идее, душа – свидетельство об истине на земле. В её идеальном существовании душа идеальна. Следовательно, проводником зла она быть не должна бы... Но по факту оказывается, что вера в «вечную душу» почему-то делает жизнь изобретением для мук человеческих, а землю - пристанищем скорби. То есть истиной, по сути, оказывается скорбь мира, которой душа здесь, давая оправдание, даёт место. Она отчего-то вдруг принимается свидетельствовать миру не об истине, а об истине на небе. Не очень заметная разница, не так ли? Всего лишь несколько перемещённая, немножечко искажённая правда – и какое разительное расхождение в итоге! «Душа», получается, ведёт нас не к торжеству добра как таковому, но к торжеству добра там, на небе, оставляя на земле так мало добра, что и души-то здесь словно бы нет, хотя есть «душевность» - сентиментальность, мягкость чувств. Таким образом верующий человек своей странно извёрнутой верой изымает добро с земли и провожает его за пределы земные, и верит в свою доброту. На земле он обделяет ближнего, либо обделяет себя и ближнего, воруя добро у живых, уводя его на небо и собирая там затем, чтобы однажды плюхнуться в плюшевые облака и замереть в накопленном им за жизнь блаженстве… Такая вот маленькая, очень маленькая разница смысла жизни, хитрое, прямо скажем, дьявольски хитрое извращение сути души приводит мир к тому, что страдание становится непременным атрибутом бытия, хотя изначально предполагалось лишь средством добычи справедливости и воцарения правды. Той самой замечательной желанной нами правды, которую мы обретаем в истине. Оттого и получается, что душа у человека как бы есть, однако правды в ней нет. А так бывает?  
        Искажение веры приводит к тому, что обделять себя и жертвовать собою, оказывается, надо не ради справедливости: оказывается, справедливость здесь роли не играет и бороться за неё не стоит, потому что она всё равно когда-нибудь будет; и ничего страшного, что справедливости пока нет. Поскольку, во-первых, на земле она даже в замысле не предполагалась, следовательно, мир должен быть тем местом, где властвует нечто другое: тьма; и потом, если у каждого справедливость своя, то как мы определим её наличие или отсутствие, по каким признакам? Если сами даже дать не можем дать точное определение справедливости…  
         Согласитесь, если бы дьявол существовал, такая подмена сути веры была бы его большой победой, оставляя ему власть на земле. Ох, как бы он был счастлив, подминая под себя человека! Итогом такой подмены выходит, что вера в «высшую силу» и торжество добра, отложенное на потом, непрестанно откладываемое на потом, предопределяет беды и обрекает мир людей на власть мрака, с которым, по идее, надо бы сражаться. Это небольшое завихрение в мозгах, неуловимая иезуитская загогулина устраивает мир таким замечательным образом, что по-хорошему, вроде бы, должно было быть по-другому, а по-плохому выходит именно так.
      Эта вера человека в напрасность борьбы и жертв, приносимых во имя чего-то хотя бы на грамм более нужного человечеству, чем страдание, не приносящее миру плод, и есть подлог, вроде подлога «добропорядочных» буржуа, вбрасывающих фальшь в избирательные урны. Это фальсификация, ошибочное «знание», введение в заблуждение, попросту говоря, обман, который помогает врагу запрячь противника. Веруя в напрасность сопротивления злу, человек усиливает скотство, украшая существующую мерзость, словно венком, мечтой о  загробном порядке, оправдывая бардак и находя себе в нём чудное место, как свинья в тёплой луже. Он – умница, хороший человек, допускает лучший порядок только за чертой действительности. У него есть душа, но в душе этой нет толку; кому его вера на руку, понимаете сами. Тому, кому по нраву и нужны в нас дурные привычки, лень, страхи, жадность, глупость, ему, живущему ленью, страхами, жадностью, глупостью, всякими пороками, всем тем, без чего он погибнет: врагу хорошего человека и хорошего мира. Врагу всему тому, что есть или может быть хорошего в нас.  
       Пока советские люди знали, что у них есть такой враг, жаждущий лишить их того, что в них хорошо, они могли защищаться. Как только они поверили, что персонального антисоветского врага нет, они утратили способность к защите. От кого защищаться, когда кругом друзья? От врага вымышленного. Забыв о враге настоящем, советские люди ушли в фантастические дебри разбираться с фантастическим врагом, и пока они увлечённо побеждали некоего «дьявола» на вымышленном поле битвы, их недруг реальный преспокойно подчинял себе их край, опустошал землю, губил народ.  

       4. Слепок и замысел
 
      Когда мы принимаемся рассуждать о том, что жизнь это не только «хорошо и плохо», но ещё и полутона, что кроме белого и чёрного существуют цвета другие, мы теряем чёткость различия плохого и хорошего в мире. В белом есть чёрное, думаем мы, в чёрном белое; чёрное ли на самом деле бело или белое приняло чёрный цвет?.. Поскольку хорошее не так уж и хорошо,  плохое не столь уж плохо, стёрты грани, происходит смешение, и плохое становится равным хорошему, переставая восприниматься плохим. И в итоге оно допущено.  
       На самом деле, хотя в мире действительно не очень всё просто, но плохое и хорошее в нём не слиты, а существуют раздельно, по очереди занимая место. Дурная действительность  наполняет людей дурным содержанием. Паршивая овца портит стадо. Если бы не было паршивой овцы, стадо бы оставалось здоровым. Но что интересно, чудесным образом заболевает не всё «стадо» людское, в нём остаются здоровые духом: как бы ни была дурна, плохая действительность не может их собой заполнить, подчинить их себе. Просто сосуд уже занят другим содержимым. Свет, мерцающий в этом сосуде, – прекрасный  замысел, по которому человек должен быть хорошим и хорошим должен быть мир. Даже если кажется невозможным, должен быть лучше, как бы ни был плох,  должен стать хорошим, иначе это не мир.
       Нам не страшна тьма, когда в нас есть этот свет как память о заветном, чистом, без примеси, замысле. Тогда мы помним, каким должен быть порядок, понимаем или чуем, как его достичь. Мы даже можем двигаться наугад, но двигаться, тем не менее, в правильном направлении. Потому что мы знаем, в каком направлении находится правда. Та самая, желанная. Вспомните, как пра-деды строили страну. Они понятия не имели, как строить социализм. Но у них получилось. Их вектор развития, наш свет – это мечта о правящей человечности, прозрение будущего, которого пока нет, но которое только таким и должно быть, поскольку только такое будущее и делает человека человеком, оставляя его достаточно животным, чтобы он мог выжить, и даруя ему ровно столько духа, сколько требуется, чтобы Жить.  
        Хорошие люди знают о том, что прекрасную мечту не убить, потому что она в них живёт и не умирает. Плохие знают о её вечной жизни потому, что убить её пытались. Они поняли, что мечту о светлом не уничтожить. Но они догадались, что мечту эту можно сделать бесплодной: достаточно вынести её осуществление за пределы жизни. Тогда вы так же будете мечтать о хорошем мире, но мир останется плохим. Хитро? О да! Совесть спокойна: ведь есть мечта, и неважно, что она не оказывает на жизнь никакого влияния, ну разве что немного, не уничтожая зла в корне, не преобразовывая мир по своему образу. Таким способом мрак убивает на земле свет в зародыше, добро в зачатке. Согласитесь, легче убить слабенький, нарождающийся свет, чем противостоять окрепшему и расцветшему добру.   
       По замыслу, человек идеален. По чьему замыслу, это вопрос. Но я не думаю, что бы в планах «дьявола» когда-то присутствовал идеальный человек в том понимании идеала, который свойственен людям добрым. Если их идеал податлив, мягок, то дурная действительность легко накладывает на него отпечаток. Впрочем, её слепок – назовём её печать зла – не способен разрушить мир окончательно, совсем уничтожить представление о лучшем образе. Он лишь скрывает совершенство, создавая раздвоенность. С одной стороны, идеал ведёт человека - старается формировать его по своему образу, хочет довести человека до себя, указывает путь к совершенству. С другой стороны то, что мы назвали злом, пытается заманить человека на другую дорогу. Для этого меняет указатели, меру, подменяет образцы: эталоны жизни. Сбитая мера приводит к неверным решениям. Такой  подменой зло стремится увековечить себя, утвердить свою власть: назначает своих героев, в представление об идеале вносит мини-правки, отчего совершенство теряет связь с жизнью, идеал отрывается от действительности и теряет привлекательность потому, что начинает казаться недостижимым. С утратой веры в достижимость добра пропадает сила за добро бороться, и дурное без труда овладевает покорным ему человеком. Свет тогда либо исчезает, либо становится настолько ослепительным, что кажется невозможным; такой свет ослепляет, вместо того чтобы освещать, и не даёт узреть правильный путь. Кому он нужен, ослепляющий свет? Наверное, тому, кто хотел бы что-то сокрыть. Прекрасный замысел, например.
      Не ясно, совпадение здесь или след русского кода, какая-нибудь «запрограммированная случайность», но слеп (в переносном смысле), вероятно, судящий человечество по слепкам, не угадывающий прекрасного замысла не разгадает дурного. Не почувствует отклонения: сравнить ведь не с чем.

5. Вынутый хребет   
 
       Если истина - идеал, высшая цель жизни, то идея - способ достижения цели, дорога к идеалу.       Цель жизни определяет её образ. Красивая цель – прекрасный образ - достойная жизнь. Низкая цель – жизнь, полная низости… По её образу мы находим смысл, то есть главную цель: зная, как жил человек, мы понимаем, для чего он жил.  
      Если судить по итогам, суть жизни человека сводится к двум разным её смыслам: либо ослеплять (возвыситься над ближним, принизить, подавить собой, властвовать в свою личную пользу), либо освещать (вести, «возвышать», управлять, в первую очередь, талантливо и мудро распоряжаясь собой и миром).
         И что такое наша жизнь как не творчество? Одни творят добро, другие зло. Как бы человек не верил в свою отрешённость от мрака, но если он  мирится со злом, а не ведёт с ним войну, значит, среди его целей победы добра нет. Даже если он верит в обратное; но раз он не противостоит «тьме», значит, он зло допускает. Между тем допускать зло нельзя. Как отпрыск советского рода я хорошо помню, нас именно этому учили в Советской России. Без Библии нас учили ненавидеть и отвергать зло в любом его виде и проявлении. А Соломон – вы знаете Соломона? – говорил: «Ненавидеть зло - страх господень» (самый верный, нужный страх, так я понимаю). Кто же не знает библейского Соломона? Во всяком случае, о соломоновых мудрых решениях известно многим. Так вот, получается, что ненависть – правильная ненависть, конечно, то есть неприятие всего мерзкого, нехорошего, лживого, «тёмного» и т.д. – это сила света, которая защищает людей и ведёт их к победе добра. И в библейском, и в обычном человеческом понимании. В Советском Союзе воспитывалась именно такая. Иначе - без неё бы - Советский Союз не победил врага, поработившего Европу. Заметьте, в подтверждение мысли, что пал Советский Союз лишь после того, как в народе развили фарисейскую мягкость и лицемерную «любвеобильную душевность», мол, каждый имеет право на своё мнение.    
       Если бы советские люди позволили фашистам иметь право на своё мнение, они уже давно были бы рабами, если бы вообще были. Так что любовь к родине, хотя и чувство мягкое, но приводит к твёрдости духа и ненависти к захватчику, которая, в свою очередь, ведёт к борьбе «до последней капли крови», которая, в свою очередь, приводит к победе. Вот почему враг, не сумевший пробиться сквозь непримиримую нашу ненависть, пошёл другим путём: он лишил советского человека уважения к себе и своему миру, любви к своему народу и краю. Отсюда пошли «совдепия», «совок» и прочие обидные оскорбительные ярлыки, принуждающие нас стесняться самих себя. Отсюда видение иностранцев как освободителей от сермяжного советского преступного быта. И вот захватчик приходит к нам как друг, помогающий нам избавиться от нашей постылой, постыдной Родины. Станет ли гражданин защищать отечество, гражданином которого он не хочет быть? Если нет любви, уважения к своей родине – нет ненависти к  её врагу – нет у отечества защиты. Это к вопросу о том, как ложный стыд становится оружием дьявола.  
        Есть еще вариант действий врага, тоже над нами испытанный: он оставляет любовь к родине, но делает её бесхребетной. Такая любовь неспособна быть жёсткой, не способна рождать правильную ненависть, она готова допустить самоуничтожение народа ради того лишь, чтобы «ручки не замарать». Она объявляет постыдной естественную защиту, таким образом, лишая защиты страну. Человек с такой любовью, лишённый внутреннего стержня, оценивающий мир через призму своей собственной бесхребетности, может и родину «любить», и врагу помогать свой народ закабалять.
        Чтобы ненависти ко злу не возникало, оно себя маскирует. Маску со зла срывает плачевность событий. Чем сильнее народный плач (те самые соломоновские «вопли бедных»1), - а он тем сильнее, чем больше гнёт, чем больше подавленности в народе, - тем более обнаруживает себя зло. Ведь оно – причина подавленности. Мы знаем, что во времена перестройки народ был голоден и недоволен, но он не был подавлен. Он знал, что такое дефицит, но забыл, что такое гнёт. Тогда ещё народ верил в себя и в возможность светлого будущего, а ведь это и есть признаки истинной свободы. К сожалению, народ наш допустил гнёт именно потому, что забыл, откуда гнёт берётся…
        Оказывается, опустошение приходит не только с врагом и войной извне, но с другом врага - предателем изнутри. Многие советские перестройщики и бунтари даже не догадывались о том, кому помогают. Им казалось, что они уничтожают систему подавления, а добивали они систему защиты. Когда героями страны перестали быть её истинные защитники, сменился политический курс. Пока героями в стране вновь не станут её истинные защитники, перемен к лучшему нечего ждать. Кстати, нежелание нужных нам перемен и есть одна из причин, по которой Сталинград до сих пор Волгоград, а награды всё ещё получают «молодцы», рушившие СССР и уродовавшие Россию.      
        Из русского человека хребет вынимает русофобия. Не заграничная, подчёркнуто  плюющая в Россию русофобия, призванная отвлечь на себя внимание, - уже одно то, что она вызывает смех вместо тревоги, должно было бы насторожить. Я говорю о другой, тщательно скрываемой внутренней русофобии, властвующей внутри страны. Это она множит неадекватность и прячет причины бед. Это она порождает бессилие и безысходность.  Это с нею распространяется   унылое ощущение, что «весь мир - дерьмо»; это она дурманом эйфории от успехов, явных и мнимых, приятно кружит голову и обволакивает беспечностью. Переводя на язык Великой Отечественной войны, часть народа России сдаёт Брест или Москву без боя, поверив, что воевать бесполезно, а другая складывает оружие, полагая, что держит его в руках. Таков итог искусного опустошения.    
        Опасность для России в свете «высшем».  Когда-то он, этот «высший свет», искал своё достоинство за границей. Ещё до революции. Потом он искал помощи за границей - лишь бы одеть хомут снова на шею народу, вышедшему из подчинения. Затем мнимо-советская буржуазная «элита», грезящая стать тем же самым «высшим светом», наконец, разбогатевшая, будто манны небесной ждала подтверждения своей ценности со стороны. Она раскрывала секреты страны, открывала закрома, заглядывала в рот новым друзьям со старыми взглядами, ловя оттуда слово,  с которым могла бы себя уважать. Её «друзья» иностранцы только указывали, чего бы ещё раскрыть и убрать русским, чтобы добиться из-за моря долгожданной похвалы, а сами строили базы и вооружались.
       Народ простой – свет «низший», не был заворожён заморскими чудесами. Он только посмеивался над господами, перенимавшими заграничные одежды и привычки. Затем оглядка на чужую красу, как зараза, распространилась на массы. Как парша, стадом овладел смердяковский дух: «Они умнее. Они лучше знают. Они правильнее живут. Мы – скоты. Нам нужно у них учиться… гуманности… жизни… толерантности…» С помощью этого духа поклонники старого мира вернули народу сонную одурь - веру в хорошего барина, с верой вернули барина, с барином согнутую спину. И вот уже: «Да здравствует иго!» - в России под новой маской царит старый мир и власть беззастенчиво вещает: «Мы хотим восстановить Россию времен Николая II, это наш идеал».
           Были у нашего народа и другие вожди. Его безропотность и безразличие к своей судьбе смогла изменить настойчивая работа передовой интеллигенции. На какое-то время русским удалось избавиться от той простоты, которая хуже воровства. Народ ощутил своё право на счастье и обрёл способность добиваться лучшего положения. Борьба за счастье привела его в Советы. И он добился лучшего. Несколько десятков лет русские «массы» умели то, от чего их отучали веками: иметь человеческое достоинство и отрицать господство. На какое-то время они перестали грешить для того, чтобы каяться, со сладострастием унижать и терпеть унижение,  одновременно с верой в исключительность своего рода презирать его за покорность и разгильдяйство…   
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
1 «Кто не слышит вопли бедных, тот сам будет вопить.» (Соломон)
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
 
6. Жажда прозрения

       Не думай слишком много о том, что думают о тебе. Иногда, конечно, полезно узнать, что о тебе думают, но чрезвычайная зависимость от чужого мнения ведёт к неуверенности,  ошибочному взгляду и, как следствие, к потере себя. Просто нужно помнить, что чужое мнение, которому ты придаёшь столь большое значение, может быть ошибочным, может быть поддельным, может быть предвзятым.  
       В самом деле, русскому человеку стоило бы избавиться от привычки глядеть на себя всё время  чужими глазами. Не пойму, то ли у него глаз своих нет, то ли ему так страшно быть собою. То ли в нём так много всего намешано, что он не поймёт точно, какая из черт его, а какая заимствована.
       Если бы русский человек захотел строить свой мир самостоятельно, без опасения показаться «совком» очередной интердевочке, меняющей честь на баксы, если бы он захотел строить свой мир здорово, ему пришлось бы избавиться от избыточной «душевной теплоты», отнимающей у него здравомыслие. Русские слишком многому находят оправдание и слишком охотно прощают «недоразумение». Им достаточно знать, что «так было всегда», чтобы так было и впредь. То есть они полагают, что если человек по какой-то причине век проходил на четвереньках, уже от одного того, что он на четвереньках ходил, он должен ещё век тем же способом передвигаться, несмотря на то, что человеческая конструкция допускает и даже предполагает совсем иной способ передвижения. В общем-то, это не чисто русский способ объяснения грехов и гадостей: «Раз так было (а было оно непременно всегда!), стало быть, так быть и должно».
         Хотя и мы не совсем без царя в голове. Мы видим с первого взгляда, невольно чистосердечного, что у нас в стране делается по уму, а что, как теперь всё чаще слышится, «через ж…». Нам дурость, казнокрадство, предательство сразу бросаются в глаза и вызывают первоначальную естественную реакцию отторжения. Мы замечаем и отвергаем зло с первого взгляда. А со второго находим оправдания тому, что нас гнетёт, лишает честности и уводит от искреннего понимания действительности, от верной оценки событий. Итогом «душевной доброты» оказывается занимающий всё больше места «дебилизм», и мы продолжаем удивляться словно намеренной тупости принимаемых решений - повсеместно, сверху донизу, глупости, разросшейся как сорняк и глушащей всякий здоровый росток; но странно, своею же заботой мы даём сорняку силу глушить то, чему радовались бы, не будь охвачены и поглощены тем самым повсеместным «кретинизмом»…
           Добрые люди полагают, что воровства становится меньше, хотя каждый день увеличивает его масштабы. Задворками ума, сохранившими трезвость, они сознают, что перепадающие от «высшего света» крохи не вечны, внукам не хватит, детям, наверное, тоже, но кажется добрым наивным людям, что жизнь налажена и катится к совершенству, и кажется им, что другое что-то, а никак не собственное их легкомыслие столкнёт страну в бездну, к которой её вели в девяностые, у края которой её задержали в двухтысячные.
        Они полагают, что любовь к отечеству сама по себе уже признак защищённости нации. Но  врагу рода всё равно, запинаем мы своё отечество до смерти или задушим в объятиях: главное, чтоб убили. Чем мы себя уничтожим, ему неважно. Ему что ненависть слепая, что любовь: «незрячее» не в состоянии врага рассекретить, разрушение остановить. Враг боится одного только: прозрения. Ведь никто не убьёт русский мир – никому, кроме русских, не под силу.      
 
7. Народная мудрость
..................................продолжение следует................................................... 
 
Афанасьева Алла 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
<
alla

6 января 2019 22:17

Информация к комментарию
  • Группа: Журналисты
  • ICQ:
  • Регистрация: 4.11.2007
  • Статус: Пользователь offline
  • Публикаций: 41
  • Комментариев: 191
С Новым годом и Рождеством. Коммунистам победы на выборах. 
<
slavakpss

7 января 2019 08:04

Информация к комментарию
  • Группа: Журналисты
  • ICQ:
  • Регистрация: 17.03.2017
  • Статус: Пользователь offline
  • Публикаций: 236
  • Комментариев: 7
Впечатляет!
Не знал, что песковы  хотят восстановить монархию.
Также не знал, что "по замыслу, человек идеален". Такого , вроде, даже в Библии нету! Кажись.
<
peets1957

10 января 2019 11:33

Информация к комментарию
  • Группа: Журналисты
  • ICQ:
  • Регистрация: 24.02.2016
  • Статус: Пользователь offline
  • Публикаций: 51
  • Комментариев: 5
Отлично Алла! Хорошо написано, с душой. Ю.П. Пеетс 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Облако тегов

Архив новостей

Январь 2019 (18)
Декабрь 2018 (6)
Ноябрь 2018 (10)
Октябрь 2018 (8)
Сентябрь 2018 (15)
Август 2018 (6)

Ссылки

^